Сказки о Драконах

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Сказки о Драконах » Рандомная игра » Всё здесь черно.


Всё здесь черно.

Сообщений 31 страница 60 из 89

31

Нерешительно сделал шаг вперёд, и в этот самый момент церковь рухнула. Не было ни взрыва, ни каких-то других причин для этого. Она просто рухнула. От неожиданности оборотень отскочил на пару метров одним прыжком. Не каждый день увидишь ни с того ни с сего разрушающиеся здания. Тем более, если это местные святыни. Как же повезло оборотню, что он сейчас не в той церкви.
Эланнерр долго смотрел на место, где ещё пару минут назад возвышалось здание с серебряным куполом, а сейчас была груда мусора, и вспомнил про сумасшедших, только когда евший свою ногу обратился к нему. Перевёл взгляд на мужика, пытающегося встать, но рухнувшего на старуху. Видимо, собственной ноги ему было недостаточно и самасшедший начал есть священницу, остальные от него не отставали. Артефакт же был отброшен всторону. Самый подходящий момент. Каннибалы были заняты старухой, а крест лежал неподалёку. Если бежать быстро, то, возможно, у оборотня получится забрать артефакт.
Поколебавшись с мгновение, он бросился к группе, пока та всё ещё ела. Одновременно с этим он почувстаовал странный запах позади. Запах селенника, видимо. Впрочем, никто не впился в шею. Либо селенник не догнал оборотня, либо обнаружилась другая цель. В любом случае, оборотень цел. Это уже хорошо.
Домчавшись до артефакта, он  схватил его, развернулся и побежал так же быстро назад, к воротам. И встретился с демоном, который, видимо, шёл к Элану и сумасшедшим.
Нынче часто встречаются персонажи со странными запахами. Вот и этот был из того же разряда, хотя более странный запах был у того, кто весел на плече демона. Этот мальчишка имел запах... селенника. Судя по тому, в каком состоянии он находился, беловолосый был силён. Возможно, равный по силе самому Элану, а, возможно, превосходящий его во много раз.
В общем и целом, оборотню надо бежать отсюда как можно дальше и найти безопасное место. Хотя, если здесь повсюду так, то безопасное место он вряд ли найдёт...

Отредактировано Элан (19.03.16 20:15:40)

0

32

Mortem effugere nemo potest*. Все было кончено. Для кметов, разумеется.
  Именно об этом философски размышляла Стиг, слушая жалобное блеянье одного кмета и блеянье более воинственное другого, приправленное полоумным блеяньем третьего, подгнившего ягненка. Стиг снова вздохнула – с наслаждением ощущая как легкие заполняются тягучим, словно мед воздухом, как приятно покалывает язык аромат тления и распада... Будоражащий, возбуждающий, пьянящий аромат...
  Второй, более примитивный кмет, в чем-то был прав. Идея убить больного без сомнения была здравой – именно так и поступали ее «коллеги», чумные доктора в периоды мора и отчаянья, жгли порой и дома, с кричащими больными: стариками, женщинами, детьми... Но что такое один труп, когда их тут десятки? Когда воздух отравлен, а сама земля источает Смерть, не давая надежды на спасение?
  Adversa fortuna. Злой рок, как ни печально. Качнув птичьей головой, доктор взглянула на кметов с сочувствием гиены, наблюдающей падеж скота. Захохотал больной, бурно извергая пену вместе с не менее бурными признаниями в любви. Льстило.
Конечно, дорогуша... Конечно, вернулась... –  тоном психиатра проговорила доктор, ласково похлопав кмета по голове и проведя по щеке перчаткой. – Тшш... Тихо... Все хорошо, все будет хорошо... Я никуда не уйду, но ты должен отойти от меня - иначе Волчий Царь увидит нас вместе и попытается разлучить. Проклятые волки не любят меня, они преследуют, пытаются вернуть к себе... Мы должны подождать с часок-другой... Хорошо, дорогуша? – Птичья маска вопросительно склонилась набок, вкрадчиво заглядывая в зеленоватые глаза. Правда шанса одуматься ему не дали - не дожидаясь ничьей реакции, вмешался наемник - резким рывком отодрал морового кмета от доктора и с силой швырнул в грязь. Еще и с какой-то особой жестокостью огрел гардой и пнул окованным сапогом под ребра. Несколько раз.
  Не обращая особого внимания на крики, доктор обтерла с себя слюну, используя всю ту же траву и листья. Заговоривший в оправдание крестьянин держался неплохо, конечно для крестьянина. Пытался спасти свое маленькое царство... Его слова о «приглашении» окончательно уверили Стиг в том, что означенный «селенник» относится к роду вампиров. Но куда более интересным фактом было столь быстрое появление этого вида нежити и экспансия территорий. Слишком короткий срок, даже для вампира, пускай и низшего. И болезнь. Сначала они, затем появилась болезнь...
«Чрезвычайно быстрая  эволюция, высокая адаптивность... Но как же все таки быстро, за несколько месяцев выработать сопротивление, невероятно... Ведь та вспышка была довольно таки сильной... Грандиозные перспективы...» – слова о сыночке успешно прошли мимо ушей Стиг, растворившись во мгле сумерек.
  Нет, теперь селенник был не так важен, как было важно то, что находилось за ним. То, что влияет на этот мир, искажая, уродуя живых существ. Знакомый почерк.
  Словно придя в себя, доктор обвела голозадую рать торжественно-ободряющим взглядом, всячески сподвигая их к борьбе за освобождение родины. К сожалению видеть этого взгляда они не могли, но поза Стиг вкупе с решительным видом кнехта сделали свое дело. Однако прежде чем барашки пошли в определенном направлении, вновь раздались крики. Три или четыре человека – с профессиональным цинизмом отметила Стиг. Но тут она замерла, уставившись на церковь. Здание затряслось в предсмертных конвульсиях и эффектно осыпалось трухой. С любопытством и не без восхищения проводив взглядом скукоженный крест, исчезающий во тьме, Стиг красноречиво переглянулась с наемником.
Неплохо развлекаются, смотри-ка, – только и хмыкнул кнехт, будто даже и не удивленный. Ну, а чему тут удивляться? В компании с шизоидными чудовищами и демодраконами поневоле впечатлительность усохнет и зачерствеет.
  Чего не скажешь о крестьянах. Падение церкви окончательно уничтожило мораль несчастных барашков – думала Стиг, без особого, впрочем, расстройства, наблюдая за стенаниями бедняги. Толк от них изначально был весьма маленьким и она не питала особых надежд... Но что-то было в этих словах... Опять те же самые обвинения. Слухи это такое растение, что не вырастает на пустой почве.
  Но додумать мысль не дали – кмет был смят хохочущей толпой своих же соратников. Момент был вполне подходящий для такого эффектного художественного поворота – кульминация, так сказать триумф и торжество нечистой силы. Так и хотелось тоже отметиться на этом празднике.
Лестер, фас! – лениво приказала Стиг, указывая на обезумевшую толпу пальцем. Собственно, это было излишним – мертвец быстро двинулся наперерез, занося волнистое лезвие для удара.
  Кмет с «женушкой», почему-то заставил болотную взбелениться не на шутку:
Собака принадлежит мне! – собственнически рявкнула Стиг, но тут же сменила гнев на милость, ласково заворковав. – Но ты будешь со мной... Твой генокод будет ассимилирован. Мы будем вместе. In aeternum. Навеки и вс-сецело, пока энтропия не разлучит нас, – хихикая, она двинулась навстречу, метя острием в горло.


Смерти никто не избежит*

Отредактировано Стиг (21.03.16 22:35:50)

0

33

Далеко уползти не удалось. В нутро как будто живого ежа запихали, и он там теперь ворочался; заживать будет долго, и Зера дорого отдал бы сейчас за ускоренную регенерацию... Так что при первом же намёке на давление на спину Зера остановился.
Слова хозяина лошади должны были бы пугать, но почему-то только злили. Как будто он стал бы бросаться на чужих лошадей, если бы ему не угрожала опасность!
И что это за намёки на закономерное возмездие?! Какого хрена вообще?.. Да чтоб эта тварь сдохла!
Впрочем, погодите-ка, она ведь и так сдохла.
Да не важно!
Неуместный грубый ответ так и вертелся на языке, но так и до ещё более прямого физического конфликта могло дойти. У Зеры была разве что вторая форма, а у этого мужика - настоящее оружие и полностью здоровое и подвижное тело, которое не пытались только что проткнуть здоровенным склизским хером через задний проход. А обещания мучительной смерти... "Посмотрим, как ты запоёшь, падла, когда я!.."
А что - он, собственно? Смена формы поможет избавиться от "потрясающих" ощущений ниже пояса, но тогда Зера рискует привлечь к себе слишком много внимания. Он уже привлёк к себе внимание, впрочем...
А ещё при смене формы может сработать эффект неожиданности. Потому что в остальном форма у него - одно расстройство, когда с водой вышла такая подстава... Зера не хотел превратиться в дрянь типа той, что выползла на берег, или той, что только что трахала его с пылом молодожёна. Ни ног, ни крыльев... Только и пользы, что хвост. Вот только если, не дай бог, этот мужик - тоже дракон (Зера, привычный, что чуть ли не каждое существо имеет вторую форму, этот вариант предполагал по умолчанию), то он может оказаться размеров Мора. Или даже побольше.
Да и смена тела происходит не мгновенно, а пока он будет тут выворачиваться наизнанку и обрастать чешуей, произойти может многое. Да пусть даже и за две-три секунды.
В общем, такой вариант лучше оставить на потом.
А без смены тела...
Тепло. Холод. Чешуя: не бронебойная, конечно, но потвёрже, чем покрытие человеческой тушки. Когда у самой шеи застыло лезвие меча, твёрдость тела очень вдохновляет, и чешуйки начали расцветать на светлой коже ещё до того, как Зера додумал мысль. Медленно, но предельно ясно: проклятая чешуя повторяла рисунок и цвет драконьего тела, а не заметить чёрные пятна на светлой коже мог бы разве что полный слепец, даже учитывая темноту.
На слепца мужик не походил.
А может, можно обойтись вообще без конфликта? Не то, чтобы Зера был достаточно спокоен по натуре или достаточно умиротворён и миролюбив прямо сейчас... Но попробовать стоит. А вдруг. Да и дразнить существо неизвестной тебе силы - так себе идея.
"Оооо, здравый смысл пошёл!" - похвалил Зера сам себя и прищурился, медленно поднимая руки открытыми ладонями вверх. На ладонях тоже расцветали пятна чешуи, но только тем вторая форма себя и выдавала: даже ворчание уже не рвалось из глотки, хотя от каждого движения хотелось позорно стонать.
Впрочем, с болью Зера уже как-то стерпелся, мысли сновали в голове, как мальки в детском садке.
Сдохнуть сейчас, когда он пережил любовные игры потустороннего мерзкого монстра, было бы откровенно неприятно ещё и морально. "Держи себя в руках, идиот!"
- Меня зовут Зера, я... - язык не поворачивался сказать правду, но лгать - себе дороже. Да и пятна чешуи выдавали его с головой. - Я дракон. И я могу, ну... Я тёплый. В смысле, я могу греть и охлаждать... Например... И в охоте смыслю.
Впрочем, какой ему от этого толк, если он и впрямь сам дракон... А вдруг?
Да и увёл у него Зера не обогреватель и не собаку, а лошадь.
- С вещами помочь могу. Ну, носить...

0

34

Балдазар насмешливо приподнял бровь.
- Вот как? Дракон? Видимо не самый большой и страшный, учитывая произошедшее, а? Не самое полезное приобретение, учитывая что ты не смог и от коня отбиться - в голосе его слышался хорошо различимый сарказм, ситуация Балда явно забавляла - Что же до "теплоты", то я предпочитаю что бы холодными ночами меня согревал кто-то по-симпатичнее и с меньшей тягой к домашним животным. И что бы этот "кто-то" был женщиной. Так что тут у тебя без шансов, извини.
Как же всё это не вовремя. До ближайшего города еще ехать и ехать, а для пешего это путь в двое, если не в трое дольше. - тем временем уже совсем невесело размышлял Балд - Можно конечно несколько сократить потери времени, если я буду идти день и ночь не останавливаясь, это мне вполне по силам, но вот поклажа... Дракон мельком бросил взгляд на разбросанные по земле сумки. Я мог бы унести даже куда как больше, чем здесь есть, будь дело только в весе, но я ведь банально не смогу столько на себя навьючить. Перелет же просто нет смысла рассматривать до тех пор, пока точно не станет понятно, что время конспирации прошло. А это значит что большую часть сумок придется бросить. И оказаться посреди всего это дерьма с минимальны снаряжением, при том, что судя по реке и этой конеобразной твари, происходящее здесь только набирает обороты. А значит выбор у меня остается небогатый...
Балд склонил голову набок и потирая подбородок, одарил покрывающегося чешуей Зеро долгим задумчивым взглядом.
- Значит, охотник и носильщик, да? Честно говоря, это совсем не густо, но ты, мой черноглазый друг, похоже родился под очень счастливой звездой, потому как именно носильщик мне сейчас и нужен. Охотничьи навыки я, думаю, тоже найдется как применить...Одна беда - судя по всему, тебе в ближайшее время вообще не грозит передвигаться как-то иначе, кроме как ползком. Впрочем, как я и сказал, тебе везет - на твое счастье у меня есть кое-какие идеи на этот счет.
Балд убрал меч от горла дракона, развернулся и быстрыми шагами направился к своему багажу, на ходу несколько глумливо бросив за спину - Никуда не уходи, я скоро.
Сгребя разбросанную поклажу в одну кучу, дракон быстро отыскал среди сумок небольшой кожаный кофр и принялся в нем копаться на ощупь, что-то негромко ворча себе под нос и позвякивая содержимым. К вящему удовлетворению алхимика, по крайней мере большая часть пузырьков, флаконов, реторт и коробочек благополучно пережила падение. Найдя среди всех этих алхимических богатств один конкретный плотной закупоренный пузырек с неприятного вида порошком зелено-серого цвета с красноватыми вкраплениями, Балд выудил из другой сумки походную чашу и флягу с неизвестным содержимым, после чего аккуратно ссыпал содержимое пузырька в чашу, залил прозрачной жидкостью из фляги, слегка перемешал и дал немного настояться, пока в посуде не образовалась светло-зелёная, с едва заметными красными крапинками жидкость, источающая терпкий травяной аромат, смешивающийся с каким-то иным, более резким, смутно знакомым запахом. Эту чашу Балдазар, склонившись, и поднес к лицу Зеры уже через минуту, походя мысленно хваля себя за дальновидную идею приготовить основы эликсиров заранее.
- Слегка горчит - буднично сообщил он лежащему на земле дракону, после чего одним быстрым движением оттянул тому челюсть вниз и залил в глотку все содержимое посудины, после чего так же быстро вернул челюсть парня в обратное положение и плотно зажал рот, для надежности слегка придавив коленом к земле, не давая выплюнуть то, что по вкусу напоминало бочку настоянной на самом дрянном самогоне полыни, в которую кто-то засыпал мешок острого перца, с каким-то отвратительным, вяжущим солоноватым привкусом. К счастью для подвергнутого экзекуции, уже через пару мгновений вкус стал менее мерзким и более терпимым, а затем и вообще сменился  легким имбирным послевкусием.
Убрав руки от рта Зеры, а колено с его груди, Балд по-панибратски похлопал того по голове, после чего встал на ноги, снял приснопамятную флягу с пояса, сделал из неё глоток и растянул рот в довольной усмешке.
- Злая штука, а, парень? Ну, штука эта неприятная ровно настолько, насколько полезная - от неё даже лежащие на смертном одре вскакивают как ужаленные уже через пару мгновений и несутся куда глаза глядят. В основном из-за вкуса. Но думаю возможность срастить даже пополам разрубленное сердце и заряд бодрости которого хватает на беспрерывный ночной марш-бросок тут тоже играют какую-то роль... - Балдазар тем временем уже навьючивал на себя часть поклажи, среди которой был и тот самый кофр - В общем, в значительно лучше ты себя должен почувствовать уже сейчас, так что отскребай себя от земли, хватай свою половину сумок и не отставай, если ты конечно не хочешь, что бы тебя сегодня ещё и сожрали упыри. Их в этих лесах похоже больше чем белок.
Как следует закрепив на себе тюки и сумки, Балд аккуратно приладил полуторник за спину - что бы тот не оттягивал на марше пояс, на котором и так уже болтался один меч - после чего сделал ещё один глоток из фляги, вытащил из земли вонзенное копье и опираясь на него как на походный посох, неспеша  направился в сторону деревни, давая Зере себя догнать.
- Пошевеливайся, парень, уже хоть глаз коли, а нам ещё надо выбраться из леса. В деревне нам не переночевать, после того что ты там учудил, а заночевать на её окраинах или тем паче на дороге, это по нынешним временам почти тоже самое, что устроиться на ночевку прямо здесь. В виду этого выбор у нас не богатый - только мимо села и дальше, по тракту. Идти будем всю ночь...И даже не думай смыться с моими вещами - на этот раз я уже не буду настолько снисходителен. Ну, при условии, что ночные твари не найдут тебя раньше меня и не устроят поздний ужин. Твой предшественник, кстати, закончил именно так, а он хоть знал с какого конца держаться за меч. И да - ни про зелье, ни про коня никому не слова. Лучше будет если ты вообще будешь молчать. И надвинь капюшон на башку - чем меньше шансов, что кто-то увидит твое лицо, тем лучше.

Лес рыцарь покинул довольно быстро - к счастью во время погони они не успели углубиться в него достаточно далеко - и вскоре уже второй раз за день пересекал разделяющее его опушку и деревню поле. Балду пришлось двигаться несколько медленнее, чем он обычно привык, что бы его новый спутника мог от него не отставать, что его несколько раздражало, но возможность не тащить все свои пожитки на собственной спине - и сердитое пыхтение незадачливого конокрада за спиной - несколько скрашивали это. В конце-концов, жизнь вновь кажется начала налаживаться и входить в не самую приятную, но вполне проторенную колею...Так Балд думал до тех пор, пока не увидел дым и зарево пожара на месте деревни, прекрасно различимые в окружающей темноте. Пару мгновений кисло поразмышляв о том, не стоит ли им ему просто пройти мимо наплевав на кметов с их совершенно не трогающими его проблемами, Балдазар все же решил, что оставлять в тылу неизестную опасность не самое лучшее решение, а потому со вздохом сделав Зере знак ускорится и перешел на бег, направившись прямиком к воротам села. Вскоре пред ним предстало совершенно фантасмагорическое зрелище: полупустая, местами горящая деревня, с едва чернеющими руинами там, где ещё днем была церковь, кровью на стенах домов, главной улицей, заваленной трупами сельчан, которые с безумным смехом и дикими воплями пожирали другие сельчане, а за этим действом наблюдал стоящий к Балду спиной человек в доспехах и с мечом наголо, у которого на плече сидел и выл какой-то мальчишка с неестественно вывернутыми руками, и еще какой-то непонятный взъерошенный парень с большим крестом в руках.
Завороженно понаблюдав за происходящим несколько мгновений, Балд сбросил на землю у ворот свою поклажу, копье, выхватил из ножен полуторник и шагнул за ворота, прямо в творящееся пред ним безумие.
Меня не было какой-то битый час...Что за херня здесь вообще происходит!?

Отредактировано Балдазар (26.03.16 16:22:30)

+1

35

От руин церкви валил прозрачный чёрный дым, камни шипели, пенились, таяли на глазах, будто сбрызнутые мощной кислотой. Сила чистейшей тёмной энергии, выходившей из руин, и ставшей причиной их появления, была невероятной – по всей видимости, в округе её накопилось достаточно, чтобы вступить в прямое противоборство со святой магией церквушки, и без особых усилий её уничтожить, вместе с самой церковью. И, похоже, только одним несчастным строением голодное чистое Зло, царствующее здесь ныне, решило не ограничиться.
От руин по воздуху пролетело кольцо прозрачной ряби.
От первой начала гнить вся имеющаяся в радиусе километра растительность, из расположенного недалеко от таверны колодца дохнуло тухлятиной.
От второй пошли плесенью все постройки. Какие-то и без того особо старые и ветхие здания вовсе рухнули.
От третьей пала вся скотина.   
На четвертой трупы странно задергались, а селенник поднял голову и взвыл на всю деревню непонятно от чего.
На пятой глаза психопата, лезущего на Стиг не сколько с попытками её сожрать, сколько с вполне искренними объятиями – впрочем, они в любой момент могли смениться более естественным для этих зараженных поведением – на какой-то миг остекленели, и на острие он фактически насадился сам. Боли как не почувствовал, сполз на землю к ногам болотной, и как-то странно конвульсивно дернулся. Остальные селяне, убивающие себя о меч Лестера, тоже неожиданно пошатнулись, как пьяные, и рухнули навзничь.
На шестой вопреки всем законам здравого смысла и логики трупы начали подползать друг к другу по земле так, будто их кто-то волок.
На седьмой пожирающие старуху и старосту селяне как-то странно замычали и задергались, как если бы труп неожиданно их чем-то схватил.
На восьмой покойники  принялись чудовищно сплетаться, переплетаться, сплавляться, сращиваться, формируя ужасных искореженных созданий, в которых разве что фрагментами прослеживались человеческие черты – искаженные агонией перекошенные лица,  переплетения рук и ног. Те, кто оказался втянут в ранее пожираемых мертвецов, еще дергались и корячили лица в страшной невообразимой муке. Каждая такая насмешка над природой не повторялась по форме и строению, общим у всех этих нелепых и гротескных созданий были разве что прорезавшиеся в самых неожиданных местах пасти – вертикальные, полные саблевидных клыков, куда жертвам предлагалось затягиваться посредством нескольких щупалец из глоток. Других каких-то органов не появилось, но, предположительно, твари прекрасно видели и слышали через глаза и уши составляющих их людей.
На последней, девятой ряби, монстры пришли в движение, и немедленно атаковали ближайших находящихся к ним живых созданий – то есть Элана, Босхета, и Стиг с Лестером. 
Тот, что оказался ближе всех к Босхету, сплетенный из старухи и её пожирателей, восьминогая паукообразная тварь, прыгнул аккурат на демона, раззявив находящуюся в центре «брюха» пасть. Эланом заинтересовалась похожая на крысу мерзость, рванувшая из ближайшего переулка, метя оборотню в горло. Балдазара с Зерой «поприветствовал» доселе валяющийся у ворот скомканной тряпкой, а ныне взвившийся голодной и агрессивной бестией трехглавый и многорукий мутант, метящий свежеотрощенными когтями в лицо рыцарю. Стиг и лича по обе стороны переулка зажали две твари, одна похожая на изуродованного кентавра, сошедшего со стола безумного учёного-эстета, вторая напоминающая гротескную бескрылую птицу. Интеллекта у монстров было немного, атаковали они в лоб, норовя захватить языком-щупальцем за что получится, затащить в пасть, и пережевать.

Полуродки -  мутанты, получающиеся из трупов в  местах, подвергшихся сильному заражению чёрной энергией. Физическая сила складывается из оной жертв, скорость не превышает среднюю человеческую.  Рубятся чем угодно, однако продолжают жить и пытаться убить, даже будучи разрубленными на части. Огонь – самое надёжное средство, но подожженные не просто очень хорошо горят, а мечутся во все стороны, и живут при этом еще какое-то время. С одной стороны это помогает против больших скоплений, с другой, если бой происходит среди деревянных построек и на отвоевываемой территории, территорию, вероятнее всего, придется застраивать заново.
Серьёзные проблемы начнутся, если дать им время отъесться и эволюционировать. Насколько сёрьезные – ещё требуются исследования.
Черновик к «Энциклопедии нежити», авторства Л.К

+1

36

Наконец-то переключив своё внимание с этой высшей формы пиявки повешенной на плечо и разваливающейся церкви на происходящее вокруг Босхет осознал, что маскировка тут не настолько необходима как могла бы быть, но ведь можно ещё и так походить. Какой-то парень обежав кучу крестьян очень занятых пожиранием какого-то трупа схватил с земли непонятную побрекушку и что есть рванул навстречу Босху. Демон вытянул руку с мечом в сторону преграждая путь Элану.
- Тпру, судя по повадкам, ты просто обычный воришка который стащил, эм, курицу? Кролика? Или кота? Кто тебя разберёт-то. Да и мародёрство тебе явно по душе. Но я сразу отмечу, что у меня за спиной ничего кроме уныния, пустошей и точно такой же дряни, - демон похлопал селенника по голове кончиком клинка своего меча - а эта штука на твоём поясе, которую ты тоже видимо стащил где-то здесь, называется меч. Берёшь его за рукоять, это та часть которая не острая, и машешь им в сторону врагов клином, та часть которая острая. Полезные знания что здесь, что за воротами. Надеюсь меня хорошо слышно, а то зубастик слишком развылся. Так, о чём я говорил? Ах, да, конечно, в общем и целом мне нет интереса сдавать тебя кому-либо, да и вряд ли в округе остались какие-то представители власти, так что будешь ли ты достаточно любезен вкратце сказать какого чёрта здесь творится? Так как твоя одежда не заляпана навозом, то я предположу, что ты не местный и способен на достаточно вразумительный ответ. А потом можешь бежать за ворота, либо прогуляться по городу и наворовать ещё всякой всячины. Хотя бы мешок под курицу.
Раздающиеся сзади тяжёлые шаги наконец-то дополнились голосом и прервали слишком затянувшуюся после важного вопроса речь демона. Глянув на стоящего в воротах через плечо, Босх воткнул меч в землю и, сделав шаг к Элану, заговорщицким тоном добавил:
- Ладно, прогулка уже не столь критична, но краткий экскурс в историю ещё обсудим. - демон сделал резкий разворот на 180 градусов и опёрся свободной рукой на меч. Он уже хотел что-то сказать, но вместо этого у него вырвался короткий смешок. - Так-так, извиняюсь, надо собраться. Ведь у нас здесь чешуйчатые мундиры у ворот. И змий с короной на голове вползает в гордом почти одиночестве, да ещё и вьючный.
Чтобы демон не хотел сказать далее, начавшие расходиться от развалин волны магии прервали мысль Босхета. Контрактник всё же решил достать меч ушедший ещё глубже в землю.
- Я так понимаю ваша тайная ложа ящериц тут не при ч... - на плече демона взвыл селенник и тут же ещё раз получил удар клинком меча плашмя, на этот раз по губам - тсс, веди себя прилично.
От начавшего дальше происходить с трупами на лице Босхета появилась довольная ухмылка которая только становилась шире с каждой новой волной магии. Однако итоговый результат явно недотягивал до ожиданий демона, так как выражение его лица сменилась на куда как более скептическое. Немалых размеров тварь чем-то смахивающая на паука прыгнула прямо на контрактника и, напоровшись на его меч, повалилась на землю придавив Босхета.
- Плохая, скучная... штука - подобие пасти монстра скреблось о броню оставляя царапины, в то же время чудовище пыталось продвинуться вверх к лицу демона при этом само ещё сильнее разрезая собственное тело мечом - нет, серьёзно, хватит. Ты для этой тактики точно хреново выглядишь.
Вокруг клинка появилась светящаяся белая дымка и уже через секунду единственная доступная в такой форме атака вырвалась из меча. Пускай это была и самая слабая из возможностей данного оружия, но всё же рассчитана она была для воздействия на небольшие отряды, да и сработала внутри тела полуродка, отчего несчастный монстр лопнул разлетевшись кусками вокруг валяющихся на земле демона и селенника. Босхет встал и начал оглядываться в поисках хотя бы одной из голов этой твари, заметив таковую он, воткнув меч в землю рядом, схватил её за волосы и развернул лицом к себе:
- Плохая, очень плохая многоножка, иди найди хотя бы два десятка тел и возвращайся. - демон швырнул голову куда-то в сторону церкви, но явно перестарался и приложил слишком большую порцию своей настоящей силы, отчего данный фрагмент монстра улетел куда-то далеко за руины и вероятно не имел шансов уцелеть - Твою ж мать, придётся искать новую. - Босхет переглянулся с висящим на плече селенником - Или мы о ком-то забываем? А, новенькие - контрактник обернулся чтобы оценить как идут дела у других, ну и заодно оттолкнуть ногой ползущую к нему руку монстра. "Интересно поползёт ли печень в атаку. И что она будет делать."

+1

37

М-да, не хотят его выпускать... Жаль. Впрочем, пытаться продолжить свой путь Элан не стал. Всё-таки нежить на плече кое о чём говорит. Так что Эланнерр собрался не возражать, не спорить и вообще помалкивать, пока не спросят.
«Какой разговоричивый...» - хмыкнул оборотень про себя, неизменившись в лице, слушая демона и одновременно принюхиваясь. Кажется, сюда со стороны ворот кто-то приближался. Впрочем, он, или, точнее, они ещё не показались.
- Хорошо, я запомню, - оборотень скосил взгляд на собственный меч. Может, и украл. Этот меч у Элана был давно, и кто ж будет запоминать, когда и как он его получил.
Ответить на вопрос Эланнерр не успел, так как внимание демона перешло на пришедших. Ещё одна странная парочка. Хотя... от одного из них веяло запахом моря. Неужели тот самый змей? Ну и идти искать его не надо. Впрочем, он давно был забыт, так что это неважно.
Важно то, что беловолосый отвлёкся и можно попытаться уйти.
Но уйти ему не дали.
Вздрогнув от неожиданного крика селенника, Эланнерр обернулся. Постояв с несколько секунд, наблюдая происходящие, он развернулся с мыслями о том, что надо убираться отсюда и стал осуществлять свои мысли, но тут справа на него выскочил полуродок.
Выхватив меч, оборотень рассёк монстру пасть, отчего тот упал на землю, но тут же вскочил и устремился в отаку. Сола выбралась из-за пазухи и, увеличившись в размерах, стала раздирать его. Полуродку это не мешало, а грифон старалась не попадать под удары нежити. Скорость у него была меньшая, чем у оборотня, так что вскоре меч рассёк шею, отрубив голову. Но и это не остановило монстра. Несколькими ударами нежить была расчленина. После чего Эланнерр попытался спалить с помощью креста всё ещё желающего его убить монстра.

+1

38

Острие вошло глубоко, с похрустом погрузившись в плоть по самую рукоять, пронзая яремную вену и разрезая трахею. Один мясницкий удар плюс кинетическая энергия привели к прекрасному успокаивающему эффекту... То, что совсем недавно было свободно мыслящим существом, бессмысленно таращило глаза и хрипело, захлебываясь хлещущей из горла горячей кровью.
Ну-ну, не стоит так беспокоиться о нашем будущем, дорогой... Симбиоз водорослей и грибов выше юридических формальностей, несанкционированного органического распада и обязательств перед обществом, – назидательно изрекла доктор, успокаивающе взяв кмета за ладонь и резким, мощным рывком дернув лезвие вниз и в сторону, разрывая плоть и жилы, так что голова безвольно накренилась вперед.
  Скользнув сочувственным взглядом, Стиг вырвала окровавленное лезвие, равнодушно отшвырнув от себя подрагивающее тело извергающее потоки крови. Впрочем, вспомнив об обещании, она быстро нагнулась, обрубив некий кусок от головы. «Куском» оказалось не что иное, как левое ухо, и оно было незамедлительно отправлено почивать в один из многочисленных карманов мантии. Честность.
  Стиг выпрямилась, ощущая дрожь. Волны веселого настроения не желали прекращаться - сколько их было? Одна, две, три, пять? Не сосчитать. Так... Волнующе. Так восхитительно будоражит...  Словно штамм плесени, счастливый выиграть в лотерее Судьбы право жить на внутренней стороне саркофага ядерного реактора.
  Стиг оглянулась в сторону, где шел бой. Хотя это скорее походило на бойню или мясорубку. Скучающую мясорубку. Своим будничным равнодушием мертвец напоминал косаря в поле – тяжелый волнистый клинок хищно свистел, опускаясь на шеи, с хрустом переламывая их, проламывал черепа, вспарывал незащищенные животы, выпуская наружу внутренности, калечил, оставляя широкие раны и обрубая кисти рук. Отход, взмах, новая конечность валиться оземь, ничего личного, ни грамма бахвальства или садизма – цели не стоят того. Полнейшее пренебрежение ситуацией выражалось и тем, что клинок был совершенно неактивен.
  Подоспев, болотная бесцеремонно пнула ближайшего кмета (дородный бугай с пивным брюхом) кованым сапогом в зад, так что тот, размахивая руками, рухнул навстречу мертвецу и тут же был разрублен чудовищным ударом фламберга. Оставшаяся жалкая кучка людей покачнулась, свалилась оземь, не выдержав новой восхитительной волны.
  Эта могучая невидимая сила поволокла тела, стянула их в одну точку. То, что было мертво, ожило, сплетаясь меж собой, порождая нечто чудовищное и кощунственное.
  Наблюдали они молча, стоически: мертвец с невозмутимым видом ждал второго раунда, Стиг же стояла, взирая на некротические оргии рождения с глубокой задумчивостью, подперев клюв маски пальцем и шумно принюхиваясь, как будто учуяла запах свежей выпечки.
  Амальгамы - химерические скопища биомассы... Что будет дальше болотная уже знала, как знал бы всякий кто жил в регионе Миктлана, где эманации, выходящие из разломов обращают в нежить все живое. Что до запаха, он был любопытен, помимо эстетической стороны восприятия и приятных, родных микоидных оттенков, состав воздуха был достаточно интересен по функциональным свойствам...
Хммм... Да... Ихих... Неплохо-неплохо... Но доработка не помешает... – бессвязно пробормотала Стиг. Наиболее очевидный выход из столь затруднительного положения привел бы к забавным осложнениям...
  Метаморфоза подходила к завершению, обозначая окончательные формы.
  Доктор качнула клювом, словно очнувшись. Игнорируя опасность измазаться в зеленоватой крови и внутренностях, Стиг приобняла мертвеца за плечо:
Гляди Лестер, какая тефтелька, – протянула она с задумчивостью офицера гестапо показывающего овчарке-телохранителю идиотов внизу.
Не шокирован. Видал и хуже. Но выглядит забавно – подходит для шаржей, как и обстановка. Развратные крестьянки, жрецы-мужеложцы, детишки сдирающие шкуры с щенков… Повесть о людских пороках и воздаянии, юмор висельников... О, хорошо что я не на жалкой стороне истории, – лич качнул головой, но все же ухмыльнулся.
Прекрасная лирическая ремарка. И раз так, тогда ты знаешь, что тебе придется мелко нашинковать этих тефтельных фениксов - иначе они могут восстать из фарша. Вперед, Шеф-Повар, приготовь для меня котлеты. И помни... – с льдистой серьезностью работника морга в голосе, доктор подняла палец,  – ...сначала – фарш, потом – обжарка. Сыр поможет тебе, – сорвав перчатку на правой руке, Стиг порылась в кармане пояса и действительно вынула... сыр. Два больших, аккуратно отрезанных желтых ломтей сыра с зеленоватыми прожилками.
  Стиг подняла их торжественно, словно гранату, и поочередно бросила в обе стороны.
...И почти сразу куски взорвались миллиардом пульсирующих, светящихся нитей, что жадно оплели паутиной траву и впились в землю, заставив ее взбугриться.
  Грибы – очень неприятная форма жизни. И главное – они живучи и практически вездесущи. Мало кто обращает внимание на это незаметное, тихое соседство... Тонкие паутинки микоризы под землей,  россыпь невидимых спор в воздухе, в воде, зеленоватый налет на хлебе и угрюмая сажа на стенах - мерзкая маленькая неприятность, не более...
  Упади ли на землю метеорит, сгори ли планета во всепожирающей пасти ядерного распада или задохнись в пепельном чаде великих тектонических сдвигов, всегда останется она – плесень. В царстве тьмы сгниют тысячелетние деревья, падут животные и птицы, погибнут от мора и голода тщеславные цивилизации, считающие себя выше всего сущего, но грибы... Эти архаические формы времен, когда биосфера была молода, более древние, чем большинство созданий... Они воспрянут от своего долгого сна и будут пожирать, перерабатывая тонны когда-то живой биомассы.
  Когда в мире царит Смерть и наступает время великих вымираний, царство грибов достигает расцвета.
  И оно пирует в этот краткий миг.
...Безобидная сеть, порождающая то, за чем охотятся грибники, вездесущая паутина связей, ожила, откликаясь на манящий и властный зов триумфа. Взбугрилась волнами земля, испуская белесые жгуты, что стремительно темнели, наливаясь зловещей чернотой. Сеть пожирала питательный слой почвы, траву и палую листву, вмиг перерабатывая гнилую древесину и ветки, выпивая досуха лужи помоев и дерьма, сжирая червей, мышей и кротов - всю органику, стоящую на пути к славе... Яростно извиваясь, утолщаясь, ощетиниваясь шипами... Энергия, разлитая в воздухе была лучшим удобрением, ибо нет ничего приятнее для Штамма чем то, что убивает и уродует живое.
  Цель была установлена, биомасса перенаправлена на перехват и поглощение.
  Лич действительно видал и худшие времена, поэтому видя незамысловато прущее громоздкое чудовище просто взял да и поднырнул под его брюхо, выставив острие. «Кентавр» пронесся вперед, и клинок вспорол его брюхо до самого крупа. Роняя собственные внутренности, чудовище стало разворачиваться, ему все же удалось полоснуть когтями по доспеху, но взамен удар меча раздробил ему колено – четыре ноги против двух, маневренность была не на его стороне. Ранение заставило его немного застопориться, чего было достаточно, чтобы дать жгутам закрепиться, якорями приковав к земле. Дальнейшая судьба была предрешена.
  …Когда до цели оставалось пару метров, доктор с нечеловеческой стремительностью прыгнула в сторону. Громада пронеслась мимо, тускло сверкнуло лезвие рассекая коленный сустав. Напоминающее фороракоса чудовище замешкалось, щеря пасть, по инерции пронеслось несколько шагов, влекомое своей же тяжелой башкой. Голодные щупальца Сети впились в лапы, обвивая их, растворяя и пожирая плоть. Разворот и доктор поднырнула вниз, рассекая бок и брюхо, заставляя химеру досадливо заклекотать. Липкий длинный язык туго обвился вокруг запястья, собираясь подтянуть к пасти.
Твой уровень владения языком неудовлетворителен для меня, – Стиг с силой сжала руку, враз появившимися когтями разрезая плоть и с мясом отрывая извивающийся склизким черным угрем язык. Другая рука вонзила кинжал под челюсть, затем в шею, кромсая и расчленяя.
  Сеть слизывала клочья изуродованной плоти, охотилась за дергающимися конечностями – совсем скоро одна из тварей была почти скрыта за лесом шевелящихся черных щупалец, пирующих и упивающихся своей пищей.
  Вторую, израненную и все еще шевелящуюся тварь, мертвец попытался прижечь раскалившимся добела клинком. После чего оба они медленно двинулись в сторону криков селенника, не забывая смотреть по сторонам.

Отредактировано Стиг (01.04.16 09:00:37)

+1

39

Язвительные комментарии не добавляли Зере ни спокойствия, ни уверенности в себе. Если собрат - то точно какой-нибудь исполин, только не глубинный, а вполне так себе сухопутный...
И наверняка - тот ещё загадочный коралл. Вон, все Зерины немногочисленные достоинства по косточкам разобрал, хоть самому вставай и на меч этот от расстройства бросайся. Мешала буквально пара факторов: раз - Зера бы сам сейчас не встал, два - подыхать очень уж не хотелось, только-только от коня отбился!
Чешуя плясала по всему телу, шла узорами. Эти узоры Зера не видел, но чувствовал: восприятие менялось, дуновение ветерка и ночная прохлада ощущались совершенно иначе. Нервничает его нутро, переживает драконья сущность, готова ко всему...
И даже к продолжению насмешек. Да.
Быть слабым Зере не нравилось, но лучше перетерпеть сейчас, чем ещё круче встрясть потом. "И язык свой, язык на привязи держи, малёк!" - посоветовал он себе, сжав покрепче зубы. - "А то никакая чешуя тебя не спасёт..."
Насмешник и рабовладелец вернулся поразительно быстро: Зера только-только успел как следует отчитать себя за неуёмное любопытство и убедиться, что любая попытка пошевелиться отдаётся такой болью в заднице, что хочется попросить, чтобы добили из жалости.
От резкого рывка челюсть неприятно кольнуло; но этот намёк на неудовольствие мгновенно перекрыли ощущения куда более яркие и густые.
К морским демонам чувствительный язык! К кальмарам в зад хорошее обоняние! "За что?!" Зера взвыл, заревел вмиг изменившейся глоткой, давясь и дёргаясь: варево, достойное проклятых самим морем жителей самых тёмных и холодных глубин с их полупрозрачными рыбинами, расплескалось, кажется, по всему нутру, и саму душу скрутило от горечи и огня, что ничего общего не имел с родным дракону теплом.
Наваждение схлынуло так же быстро, как и накатило. От горечи и вязкости осталось только воспоминание, но и оно растворилось в островатом и пряном вкусе.
И не было ни намёка на боль, которой Зера ждал и боялся. Он даже пошевелиться смог, и приподняться, пружинисто поджимая под себя ноги. Опасливо качнулся с ноги на ногу: через дыру в штанах сквозило ветерком, ощущение так себе, но жить с этим можно. Особенно если голая кожа тоже расцветёт пятнами чешуи...
Отлично.
- С... Спасибо, - выдавил из себя дракон; вышло оттого ещё более неуверенно, что он не знал, полагается ли благодарить за помощь человека (человека ли?), который хотел тебя убить. Несколько минут назад.
Но не убил ведь? И цена, названная им за жизнь и здоровье Зеры, до приятного необременительна. Даже если брать в рассчёт количество сумок, которые насыпались с осатаневшего коня.
"Половину вещей, да?" - Зера окинул взглядом "поле боя", подавил тяжёлый вздох. Ну, назвался крилем - полезай в садок... И стоит поторопиться, вряд ли этот тип шутил про упырей. Сдохнуть всё ещё не хотелось, особенно сейчас, когда тушка не отзывалась острой болью на каждый второй глубокий вздох.
С вещами вышла заминка, и догонять "благодетеля" Зере пришлось бегом. И дослушивать инструкции на ходу, не решаясь вставить ни слова. В качестве знака, что он понял и услышал, Зера выдал что-то между "Да, понял" и судорожным кашлем.
Капюшон дракон на лицо, разумеется, натянул, но не слишком рассчитывал на успех этого мероприятия. Он бы с удовольствием рассказал спутнику о своей первой попытке попасть в деревню, если бы не темп ходьбы и необходимость следить за кучей сумок. Клокочущие по этому поводу злость ("Да я что, вьючный конь ему, что ли!") и обиду ("Что за жизнь, благородное создание так опустить - это ж надо уметь... За что мне это всё? Водица, чем я тебя так расстроил, что ты меня запихнула в такую жо...жестокую ситуацию?..") Зера старательно держал при себе, каждый раз, когда остро хотелось высказаться, вспоминая свои размышления на поляне. Уж лучше под грубой кофров, но живым, чем присоединиться к дряни в воде...
Вода...
Очень хотелось в воду.
И мечтать об этом Зера был готов практически до того самого момента, как показалось впереди зарево.
Стоп, зарево?..
То, что вот это движение было командой поспешить, Зера понял, только когда спина идущего впереди "хозяина" стала удаляться. Пришлось мысленно выругаться (вслух - только дыхание зря переводить, а оно ещё ой как пригодится!) и прибавить ход. И постараться не слишком отчётливо зыркать по сторонам, а главное - держать комментарии при себе.
Держать! Комментарии! При себе!
Всё равно ведь горло перехватило от ужаса, толком и не выскажешься... То, что творилось на улице, даже и кошмаром тяжело было назвать. А этот, ну, который с кофрами, ещё и рванул в самую гущу!
- Куда! - Зера охнул, покрепче перехватил сумки. Собразил запоздало, что не знает даже, как его спутника зовут. - Эй!..
И наткнулся взглядом на непонятную, неприятную тварь, которая взметнулась навстречу оголтелому недоспасателю.
Инстинкты были сильнее разума. Этот мужик ему помог? Помог. Он в опасности? Ну, наверное, вон, тварюшка метит в него. Даже если промажет, даже если сам отмашется (вон, железа сколько!) - не подобает оставлять товарища наедине с опасностью.
Тот факт, что обладатель всех сумок и прочего железа его чуть не убил, Зера милостиво выпустил из внимания. Тот факт, что у него самого из "оружия" только тяжелые сумки - тоже.
Это там, впереди, шла настоящая битва, и что-то горькое, тяжёлое, больное разливалось в воздухе, обещая мучительную смерть любому подошедшему. При одном взгляде в том направлении Зера чувствовал себя беспомощным мальком, которого окружили акулы, и вот-вот сожрут... А здесь - преддверие преисподней. Где-то наверняка ждёт часовой, что проводит их всех на перерождение ("Чур, меня в барракуду!"), а пока...
А пока троеликая и многорукая тряпочка, от которой мерзко несло мертвечиной, напоролась на горящий обломок ближайшего штакетника. До того, как за него схватился дракон, обломок горящим, впрочем, не был.
"Это тебе за мою поруганную честь!" - Зера мстительно провернул обломок, всадил второй рукой ещё один, отталкивая занявшуюся огнём тварюшку прочь. Сброшенные, но не забытые сумки остались за спиной. Защита из одного слабосильного пацана - так себе защита, но вариантов всё равно нет.
Рваться вперёд... Да ну его к муренам! У него тут сумки. Важная ноша. Если уж в одном из этих кофров нашлось снадобье, которое поставило его на ноги после... Хм... Коня - а кальмар его знает, вдруг найдётся и что-то не менее важное, что потом пригодится всем, кто выживет и не пожалеет об этом?
Зера покрепче перехватил новый обломок в руке, медленно выдохнул, добиваясь плавного повышения температуры. Хватит и того, что прошлые два он зажёг, почти не задумавшись, теперь ладони болят... Шутка ли - взвинить температуру тела в десяток раз!

+1

40

Балдазар одарил рыцаря оторопелым взглядом - его необычное приветствие явно выбило его из колеи.
- К-какие ещё мундиры? Какие змеи? Да ты о чем вообще!?
"Просто шикарно. Мир окончательно решил провалится в тартарары? Кругом огонь и трупы и для того, чтобы это точно напоминало адское пекло, не хватает только жупела и кипящей крови с небес?  Все плохо, но для того, что бы ситуация из просто отвратительной стала феерически хреновой чего-то не хватает? Не шагу дальше! Только сегодня и специально для вас - неизвестный вооруженный сумасшедший, несущий какой-то бред про ящериц и коро- В голове Балда вдруг словно молния мелькнула совершенно неожиданная догадка, быстро оформившаяся в жгучие подозрения. Дракон взглянул на рыцаря уже совершенно иным, пристальным изучающим взглядом, спешно пытаясь сообразить, с кем или чем он столкнулся и имеют ли роящиеся в его голове подозрения хоть какие-то серьезные основания или это просто разыгравшаяся паранойя. В магическом спектре, по крайней мере, мужчина выглядел совершенно обычно и ничем особенным не выделялся. "Так что же, этот странный тип просто попал пальцем в небо? Или всё же-" 
Закончить мысль Балд не успел. На его глазах, растущий посреди церковных руин нарыв наконец вызрел и прорвался, заливая обреченное село чистым, рафинированным Злом. То что для окружающих было лишь рябью, для Балда, умевшего видеть несколько больше положенного, представляло куда как более красочную картину.
В одно мгновение поблекший и увядающий мир всех оттенками дорожной пыли, наполнившийся сонмом неразборчиво стенающих, шепчущих и воющих голосов. Мутные потоки цвета боли и запахом гниющих ран. Голодно рыскающие в поисках живого тепла, странно искривляющиеся щупальца, мерзко блестящим жирным налетом желчи и злобы. Покрытые отвратительной бурой коростой из крови и страданий обезображенные тени, с воем проносящиеся мимо. Все эти жуткие призраки, вся эта разномастная нечисть кривляясь и агонизируя  волнами захлестывала деревню. От их нечистого дыхание живое чахло и умирало, под их губительными прикосновениями ржа и тлен сжирали дерево, камень и металл. Вихрем проносясь по обреченному селу, этот фантасмагорический хоровод первобытного зла подхватывал живых и мертвых, увлекая их за собой, кружа, ломая, разрывая и соединяя их вновь, пытаясь придать своим материальным сосудам форму, лучше отражающую собственную невыразимую отвратительность. Мгновения спустя зло обрело плоть.
Меч в его в руках вспорхнул испуганной птицей и когти многорукой твари вместо горла встретили острую сталь. Он ещё успеет подумать позже о том, что это за таинственный рыцарь, то ли безумный, то ли знающий опасно много для собственной жизни, что произошло в деревне и откуда здесь взялась темная магия такой силы. Сейчас, как и немного ранее, у реки, все эти задачи отошли на второй план, уступив мессто куда более простой, сиюминутной и приятной задаче. Балд слегка приподнял уголки губ в том, что можно было принять за усмешку. Этот карнавал уродов ему уже порядком надоел. Настало время выпустить немного этого недовольства наружу.
Блок, контратака, шаг назад и в сторону,  и вот одна из когтистых лап чудовища падает отрубленной, грозно скребя по земле когтями, продолжая жить своей своей извращенной пародией на жизнь, а воин оказывается вне досягаемости для атак противника. "Хорошая нежить." - проносится в его голове - "Живучая." Тварь разворачивается и наносит удар сразу несколькими лапами, разнося в щепу столб ворот, перед которым ещё секунду назад стоял Балдазар. "Сильная." - думает он, могучим вертикальным ударом отсекая монстру ещё одну конечность, чтобы в следующий момент едва успеть парировать мечом летящий в его голову шквал беспорядочных яростных ударов - "Быстрая." Вновь не достигнув цели, злобная ветошь на несколько секунд замерла, видимо обдумывая свои дальнейшие действия - если она вообще была на это способна - только что бы издать нечленораздельный вопль, когда в её плоть вонзился сначала один горящий деревянный обломок, а затем и второй. "И тупая." - удовлетворенно подытожил дракон, подрубая нежити сначала одну, а затем и другую ногу, пока она панически металась, пытаясь одновременно вернуть себе равновесие после ударов Зеры, атаковать его в ответ и как-то перестать гореть. Вопящая, отчаянно пытающаяся сбить с себя огонь тварь кулем рухнула на землю, замолотила по не оставшимися лапами и сделала попытку вскочить используя их вместо ног, однако была прервана несколькими быстрыми ударами полуторника, окончательно превративших её в кучу отрубленных конечностей вокруг пылающего туловища. Не теряя времени даром, Балд быстро нашел остальные недостающие конечности, пинками и ударами меча забросил в уже горящую кучу, после чего снял с пояса флягу к которой не так давно прикладывался, свинтил с неё крышку и быстрым движением плеснул жидкости в огонь. Соприкоснувшись с жидкостью, пламя с довольным ревом, заглушившим даже вопли монстра, резко рвануло ввысь и с утроенной силой принялось поглощать нежить, которая вскоре потеряла всякую возможность двигаться и затихла, печально догорая. На последние мгновения её агонии Балд смотрел с плохо скрываемым удовольствием.
Убедившись, что тварь окончательно мертва, Балдазар взглядом нашёл Зеру, стоящего возле вновь сваленной в кучу поклажи, показал тому большой палец и жестом показал оставаться на месте, походя ткнув пальцем в лежащее рядом с мешками копьё, после чего развернулся посмотреть, как идут дела у той троицы, что стояла посреди улицы. Сделал он это достаточно вовремя, что бы почувствовать всплеск магии и увидеть, как напавшая на рыцаря тварь разлетается в клочья, проследить за красивыми полетом головы чудища и громко удивленно присвистнуть. "Кем бы этот малый не был, забиваться с ним на то, кто дальше кинет камень, точно не стоит..." На этом зрелища себя не исчерпали. Взъерошенный парень, до этого стоявший рядом, сейчас яростно полосовал мечом другую образину - на пару с непонятно откуда взявшимся грифоном. Получалось это у них несколько медленнее чем у парня в доспехах - да и без таких спецэффектов - но черноволосый (двигаясь явно заметно быстрее, чем полагалось человеку) и грифон вполне справлялись, вскоре растащив нежить по кускам, после чего черноволосый принялся тыкать во все ещё шевелящиеся обрубки крестом. Понаблюдав за этими бесплодными попытками некоторое время, Балд, вдруг преисполнившись необычайного человеколюбия (ну или лелея возможность поговорить с кем-то, кто возможно окажется более вменяем, чем сумасшедший, одним ударом разносящий монстров рыцарь, до того как ему откусит руки агрессивная нежить), по примеру Зеры выдрал из забора пару досок, спрыснул их жидкостью из полупустой фляги (издав по этому поводу весьма печальный вздох), и, подожгя их от догорающего трупа убитой им твари, весьма метко забросил в кучу копошащейся на земле злобной не-мёртвой плоти.
- Жгите эту гадость, она горит как сухой хворост! - крикнул он.

Отредактировано Балдазар (07.04.16 20:48:14)

+1

41

Крест в руках Элана даже не нагрелся - по всей видимости, действовал он либо только в руках святош, либо в руках тех, кто обладал определенными магическими способностями. Но и совсем безмолвной деревяшкой он не остался - неожиданно почернел, задергался, как живой, выскользнул из руки Элана небольшой уродливой змеей с семью разноцветными глазами, рванувшей куда-то в сторону разрушенной церкви. Куски твари продолжали остервенело дергаться в сторону оборотня, постепенно затихая.
Воцарившуюся после побоища тишину разбавлял только деловитый треск огня, пожирающего мертвую деревню, и постепенно распространяющегося всё дальше, охватывая всё больше построек. Живых в Пашнях не осталось - схоронившиеся да крепко запершиеся в надежных, по их мнению, местах, либо уже сожрали себя из-за заразы, либо задохнулись от дыма, либо до них добрались твари, орудующие в отдаленных от мест сбора новоявленных "героев" местах. За отсутствием лучшего, твари пожирали друг друга, и будут продолжать пожирать, пока не останется только одна, самая отожравшаяся, сильная, и умная за счет "сородичей"... если конечно до этого её саму не пожрёт быстро распространяющееся пламя. Такие отдельные неудачники в штучных экземплярах выскочили и на Стиг, и благополучно умерли в корчах, бешено катаясь по земле, пытаясь сбить огонь, и на собравшуюся подле главной улицы троицу. Та, что досталась Стиг, оказалась своеобразной - похожей на химеру, с туловом и женской головой из центра брюха, она, уже догорая, тянула к болотной когтистую руку и бормотала "помоги, помоги...", но так и умерла, сгорев дотла.
Экземпляры, порадовавшие своим теплым обществом компанию на главной улице, чуть было не придавили пресловутую змейку, но ту еще раньше неожиданно подхватила с земли невесть откуда взявшаяся крупная птица, похожая на ворона, только с прозрачными белыми глазами - нежить.
Тварь уселась на пока ещё не тронутую огнём крышу ближайшей к руинам церкви избы, откуда хорошо виднелась как компания на плошади, так и Стиг со спутником. Пристально посмотрела поочередно на каждого нахала, что помешали пиршеству тёмных сил, игнорируя яростные попытки змеи вцепиться ей в ногу. И даже не каркнув, совершенно бесшумно вспорхнула в ночное небо, растворилась во тьме, будто и не было. Дом, на котором она сидела, мгновенно пошел сетью чёрных дымных трещин, и развалился на мелкие, прогнившие вмиг куски.
Со стороны главного тракта донесся протяжный, будто приглашающий, волчий вой, чье-то хриплое карканье - отнюдь не птичье - прямо вплотную к забору чуть левее от главных ворот подбежала стая крупных собакоподобных тварей - у обычных собак нет острого гребня вдоль хребта, и одна пара глаз, а не четыре - разочарованно заскулила, увидев, что поживы нет, а при виде вооруженных и явно не беззащиных "людей" и вовсе трусливо кинулась наутек.
Облачная пелена не спешила рассеиваться даже ради луны, и ночь была темнее, чем положено, еще и сопроводившаяся ледяным промозглым ветром. Впрочем, демоническим хищникам, ныне царствующим в безлюдных землях, вряд ли он будет какой-либо помехой.

0

42

"Мальчики с грифонами, носильщики с проветриваемыми штанами поджигающие всё и этот здесь. С одной стороны похоже на что-то не случайное, с другой где все эти копья, доспехи, бравые крики и жалобные мольбы о пощаде после. И печени нигде не видно."
Похоже и остальные быстро справились с этими милыми созданиями, которые оказались тотальным разочарованием. На такое даже лень тратить время чтобы добить, да и в опасности ползающих пальцев и схожих по размеру кусков плоти как-то слабо верилось. Осталось только определиться какая из приватных бесед была важнее, ну или сыграть с самим собой во что-нибудь вроде камень-ножницы-бумага, а то тут широкий выбор между обещанием вернуться к разговору или же просто разговор с шансом быть веселее. Решение помогла принять вся нелепица происходящая с игрушками превращающимися в змей, воронами вуайери́стами и схожим с церковью обрушением какой-то халупы. "Да, теперь точно ящерица, уровень неслучайности сильно повысился и его объяснения будут актуальнее." Демон подхватил собственный меч клинком вниз, надеясь что так человек с искалеченным монстром на плече будет выглядеть более мирно, и направился прямиком к Балдазару.
- Все отлично поработали, да, вперёд так держать, а сейчас дайте пять секунд на приватную беседу - контрактник остановился на полпути обернувшись в сторону центра деревни. К ним приближались ещё двое человек, на сей раз как два разных объекта и похоже тоже живые. Мрачное фламинго и скучно стандартный вояка судя по внешности тоже успели познакомиться с местными, и по относительно чистому виду одежды, не считая последствия боя, сами не относятся к жителям этого захолустья - Хэй-хо вновь прибывающим, подходите, располагайтесь у источников тепла, главное не пытайтесь кого-то убить или предложить религиозную литературу, мы вернёмся к вам через пару секунд. - но надо было всё же перекинуться парой слов со старым знакомым, всё же среди живых таковых не очень много и даже змей не знающий зачем нужны двери может быть признаком удачного отпуска. Босхет немного отодвинул Балдазара в сторону рукой с мечом не особо-то и задумываясь насколько дружелюбно это выглядит, хотя и данному отодвиганию сопротивляться было бы практически невозможно без чудовищной силы, но само по себе оно было наиболее безобидно внешне. Демон начал перешёптываться с драконом в довольно дружелюбном тоне:
- Как погляжу ребят с секирами, мечами и пышащих паром штуковин ещё нет, раз компания столь печальна и даже без штанов, а? О, да, не волнуйся, парниша со мной, он тихий и не проболтается, по крайней мере для начала ему понадобится восстановить половину комплекта зубов и пару костей в своей голове. Так вот, лезущая из всех щелей нежить, курицы превращающиеся в грифонов, птицы которые машут хвостиком и домики разбиваются от этого, всё это с одной стороны похоже на действие кое-чьего чешуйчатого брюха сползшего с трона, а с другой вроде не в твоём стиле. Но такое скопище чудаков в одном месте уж точно твоих рук дело, просвяти-ка что это за компания у нас и я тебе тоже кое-что интересное расскажу. Ну или покажу. Трудно сразу определиться, но в общем и целом секрет за секрет, как у детишек, только клясться не будем, мне сейчас не до странных действий пальцами.

0

43

Артефакт не сработал. Даже руку не обожгло. Жаль. Значит, придётся обходиться своими силами, без магии и крестов, оборачивающихся в семиглазых змей. Разжав руку, Элан выпустил змею, которая тут же поползла в сторону церкви.
Но огонь всё-таки появился. Правда, с немного другой стороны - от ворот. Проследив, как нежить сгорает, всё ещё пытаясь куда-то двигаться, оборотень повернулся и направился к воротам. Сола, встрепенув крылья, двинулась следом чуть справа. Демон уже шёл в ту сторону, а позади пылал яростный пожар, пожиравший заражённую деревеньку и всех его мёртвых и, если таковые были, живых обитателей.
Меч убирать в ножны не спешил. Всё-таки пока безопасней с оружием в руке, да и вытереть его обо что-то надо. Не в этой же дряни, оставшейся от крысоподобного монстра, прятать меч обратно в ножны. А вытереть не о что. Разве что об присутствующих.
Краем глаза заметил, как в их сторону двигается уже знакомая парочка «доктор с плесенью и наёмник-нежить». Выжили.
Ну, народа тут приличное количество собралось. Учитывая, как все легко расправились с нечистью, компания нехилая. Радует. Значит, здесь более менее безопасно пока что. Если, конечно, они не решат убить Элана. Впрочем, вряд ли им понадобится забирать жизнь оборотня. Так что временная безопасность есть, а там посмотрим.
Подойдя ближе к воротам, оборотень стал вслушиваться в разговор демона и дракона, не меняя положения головы, так что никак себя не выдавал.
«Так, гиганская змея, пахнущая морем, чумной доктор с примесью плесени, замаскированная под обычного наёмника разумная нежить (надо, кстати, обзавестись фламбергом. Полезная штука),  беловолосый с лёгкостью ломающий кости, ещё один неизвестный, виновный в  «лезущей из всех щелей нежити, курицахСам он курица!» - обиженно фыркнула Сола) превращающихся в грифонов, птицах которые машут хвостиком и домики разбиваются от этого», ну и скромный я. «Весёлая» компания, ничего не скажешь.»

0

44

Как показала практика, фарш, оставшийся от «кентавра» слепленного из сельского быдла, горел не хуже соломы измоченной во внутренностях саламандры. Даже чересчур хорошо – болотная невольно залюбовалась шипящими, ревущими всполохами горы мяса, подожженной враз разогревшимся клинком – послушный мертвец сделал все по инструкции, не забыв оставить голову твари, повесив ее на поясной крюк, за что был лично похвален Стиг. Огонь, конечно, болотная не то что бы особенно любила – шаловливый и ненасытный поганец больно часто портил драгоценные наработки, но оценить эстетизм она умела. Многие обзывали Стиг «бездушным и грубым живодером», особенно часто они так делали, лежа на лабораторном столе, и совершенно зря - сама Стиг, и не беспочвенно, считала, что она эстет и романтик.
  Атмосфера, состоящая из полыхающих домов, хаотически бегающих горящих трупов, болезнетворных миазмов и удушающей тоски была вполне весеннее-романтической – соглашалась со своими мыслями дракониха, любуясь колышущимися тенями и отблесками огня на волнистом клинке нежити.
  Какой-то маленький горящий, жирный одноглазый карлик (вероятно, бывший мерзким и крикливым человеческим детенышем) пронзительно вереща, выскочил в их сторону, но был как таракан, бесцеремонно сметен в сторону черным жгутом, вырвавшимся из когтистой руки.
  Опустив взгляд, Стиг водрузила перчатку на место – нити забурились под кожу, почти до костей. Фактически живой доспех, экзоскелет, и стрелу задержит и распасться может в любую секунду, сделавшись веревкой или парой щупалец ощетинившихся органическими лезвиями, способными разрезать кость, чешую и металл. Сожрав все подчистую мицелий не оставил и следа от того существа что недавно было птицеподобной тварью. «Вкусно, где можно найти еще?» – сообщала Сеть, без команды делясь частью питательных веществ. Мицелий подосиновиков при изменении всегда получался особо вежливым, помятуя о симбиотических отношениях с корнями деревьев. Более вежливыми были разве что лишайники. Стиг согласилась с этим утверждением - в другое время она бы и сама отведала кусок другой, это было не хуже демонической плоти. К трупам Стиг всегда питала некую сентиментальную привязанность… Но настоящий мастер имеет право на маленькие капризы. Часть нитей Стиг взяла с собой – кто знает, что случится в дороге? К тому же они очень просили, чтобы их взяли с собой.
  Мертвец неожиданно приостановился, кинув взгляд на небо.
Что там, птичка? – довольно беспечно вопросила Стиг, задрав клюв и рассматривая чернобрюхие тучи. 
Хм… Какая-то хреновина. Я бы сказал, что это снаряд от мортиры, но крест мне в горло, если местные хотя бы картинку с чем-то похожим на пищаль видали. Наверное, камень или чья-то башка, впрочем, ничего нового, – с показным равнодушием заключил лич.
  Очередная гротескная тварь с женской головой вылетела из пекла, жалобно причитая и прося помощи. Эти безобидные стоны догорающей твари вызвали какую-то прямо таки неадекватную реакцию у собрата по форме существования – спешно оказавшись рядом, мертвец жестоко пнул тварь в «лицо», проламывая череп в безобразное крошево. Хотя, казалось бы, а как же всеобщая солидарность нежити?
Прости, но медицина тут бессильна, – с врачебным равнодушием отозвалась Стиг, переступая через протянутую руку.
  Темное пятно концентрированной Тьмы привлекло внимание Стиг, заставив вновь задрать клюв к небесам - будто слово было материей и оживило ранее озвученную догадку. Хоть небо и было черно, но то что пронеслось на его фоне было чернее его во много раз, чернее зёва пещеры и темнейшей бездны.
Птичка. Ты смотри какая птичка! – Тыча острием в сторону чернокрылой птицы, в необычайном возбуждении воскликнула доктор, будто то был удивительный цветастый попугай в императорском зоосаде, а она - кметом, невесть как туда попавшим. "С виду обычная большая ворона - дома в когтях такие таскали, но что-то в ней есть и гораздо более серьезное нежели в этих уродцах" - думалось мертвецу. Только глупец будет игнорировать бессвязный на вид бред, произнесенный Стиг.
  Потому как он был отнюдь не бредом.
  Дом откуда слетел ворон, сгнил и осыпался в труху.
Это, Царь-птичка, Лестер. По-ни-ма-ешь? Королевская, – в обычном наставительном тоне продолжила Стиг. В ответ на расспросы, она только отмахнулась, бормоча что-то о "Вечеринке" и "Летающих Контролерах", поэтому мертвец отстал. Впрочем кое-какие соображения у лича были и они были не так уж далеки от мыслей Стиг.
  Любопытно то, что в этой восхитительной атмосфере кто-то выжил, помимо нежити - думалось Стиг. Впереди доносились голоса – ясно различимые, они не оставляли сомнения, что принадлежат они живым, а не мертвым. Так и есть, за очередным поворотом показались обладатели голосов, занятые выжиганием мертвой плоти. Проблем при этом они явно не испытывали и существенного ущерба не ощущали. Самодостаточность. Не таясь более, доктор выпрямилась, неспешным шагом двигаясь навстречу, словно ибис, шествуя по внутренностям и лужам зеленоватой крови. Мертвец опустил меч, давая понять о спокойном настрое их группы.
«Интересная личность из таверны, совершенно не тронутая ни огнем, ни тлением; сошедшее с иллюстрации бестиария статное геральдическое создание, совмещающее в себе черты льва и орла… Со схожим с личностью запахом; невзрачный, побитый жизнью, пахнущий морем бедняжка в дырявых штанах; двое воинов, у одного из которых меч явно больше… Интересно. Вечеринка обещает стать более насыщенной»
  Заслышав речь обладателя более длинного меча, доктор молча склонила птичью голову набок, все также держа нож наготове – взгляд ее неизбежно встретился с тварью, висевшей на плече воина. Маниакальный интерес к селеннику был заметен даже сквозь застывшие окуляры бесстрастной птичьей маски. Пожалуй, даже сам вампир отметил это умильное добродушие, направленное в свой адрес.
  Субъект в расписном доспехе, явно баловничал и не выглядел особо горестным или хотя бы для приличия смущенным ситуацией. Стиг принюхалась, будто учуяв нечто знакомое… Не похоже на тех бедняжек, что влипли и балансируют над краем пропасти, не так ли?
  Это уже было опасно, возможно… Но интерес. Оставалось надеяться, что среди них нет магов. Во всяком случае, кроме запаха плесени флуктуации истинной сути были практически незаметны… Даже для мастера-ясновидца. А что касалось ее мертвого друга, то его экранировала собственная разработка Стиг – Лживая Плоть. Живой симбионт, биомасса, мимикрирующая под живые ткани, абсолютно не фонящая вещь, скрывающая собой истинную ауру. Только небольшой трупный душок. различимый разве что псом. Нацепи такой организм на какого-нибудь костлявого мертвеца и он полностью обрастет плотью, идентичной той что была, либо же на свой вкус... Самое забавное когда в такого вот мертвеца попадет что-то огненное и он, с лопнувшими лже-глазами и обгоревшим до кости лицом, с криком «Стоять, суки», продолжает гонять смертных, не ожидавших такого неожиданного поворота. Только такие моменты по настоящему радуют тысячелетних змеев.
  Опустив руку, доктор красноречиво переглянулась с наемником (тот едва слышно сардонически хмыкнул), огляделась, давая возможность воякам нашептаться всласть, и только после этого двинулась вперед, обращаясь ко всем присутствующим сразу:
Те, кто приходил ко мне раздавать брошюры в последний раз, вскорости выглядели как этот селенник, – с мрачностью висельника, но вежливо отозвалась Стиг, доброжелательно протягивая руку вперед, с явным намереньем погладить – но не вояку или его большой меч, а покоящегося у него на плече изуродованного кровопийцу. Будто оный мертвец был и не вампиром вовсе, а мирным котом, просящимся чтобы его погладили. Но, остановившись на полпути, доктор замерла, прислушиваясь к тональности волчьего воя, раздавшегося за воротами. Вернее, вою того, что когда-то было волком.
Пёсики. Любишь пёсиков? – бесстрастно вопросила доктор, развернувшись к наемнику, доселе молчаливо изучающему окружающих.
Нет.
И они тебя не любят.
  Доктор обратилась к группе, в ее спокойном и вполне адекватном голосе сквозили извиняющиеся ноты:
Прошу извинить меня, господа… Радует, что кто-то выжил в этом злом месте. Честно сказать, мне казалось, вы умерли, – обратилась она к человеку находящемуся подле грифона, – Впрочем, с такой завидной поддержкой это не так просто, теперь я вижу.

Отредактировано Стиг (15.04.16 10:06:24)

+2

45

Одобрительный жест "хозяина" успокоил: слава глубине, от Зеры никто и не ждал нырков в самую гущу боя. Оно и понятно, без железяк и в порваных штанах особо не повоюешь...
Дракон так и остался стоять у сумок, горящими обломками штакетника отгоняя особо жадных мелких тварюшек и издалека наблюдая за происходящим.
Понаблюдать было, за чем, особенно когда Зера более-менее сориентировался: кто тут жить, а кто нежить. Эх, лишь бы его с его глазами за нежить не приняли! Но едва ли твари стали бы разумно оборонять поклажу и уничтожать себе подобных. Особенно таким негуманным способом. Но, кажется, огонь был единственным, что эту дрянь брало.
На какой-то миг стало очень приятно, что первым этот способ показал он.
А битва, между тем, затихала. Часть тварей сгорела, часть была пожрана - и те, кто их пожрал, сгорели тоже... Отблески от догорающих строений скорее мешали вглядываться в темноту, чем помогали, и Зера всё больше ориентировался на тепло, слух и ощущения. Работало: подбирающимся четвероногим трусливым тварюшкам он повернулся, как по компасу, даром что оставались те ещё далеко, и столь же уверенно отвернулся обртано, нашёл взглядом - или не совсем взглядом, - "хозяина". "Имя бы его хоть узнать..."
Самое время подобраться поближе.
Прежнюю поклажу Зера всё так же навьючил на себя, чуть слышно только крякнув от тяжести и неудобства. И с таким грузом можно идти, но недалеко и медленно. "Ай, проваль!" - какой-то острый угол больно врезался под лопатки, и лицо дракона, когда он скинул с себя сумки снова, отнюдь не сияло дружелюбием.
Оставалась маленькая надежда, что на него не обратят внимания, и можно будет тихонько и спокойно послушать. Раз уж выжили - значит, молодцы, значит, и за воротами могут пару дней протянуть.
Пахло только от них неприятно и пугающе. И доверия они не вызывали ни на грош, хоть ты тресни. Но чернильная темнота и не совсем пёсий вой за остатками ворот вдохновляли ещё меньше, и Зера, подумав, поправил капюшон и присел на корточки рядом с сумками. Вступать в разговор он не торопился, не желая признавать, что ни на каплю не разбирается в происходящем.

0

46

"Экие удивительные метаморфозы..." - только и подумал дракон, увидев как крест в руках брюнета превратился в змею, которая вывернувшись из его пальцев юркнул куда-то в сторону церковных руин. "Был бы жив кто из местных кметов, явно принял бы это за очень плохой знак." - Балд бросил взгляд по сторонам и мрачно про себя усмехнулся - "Ну, если разоренная догорающая деревня утопающая в трупах и нечисти недостаточно "плохой знак"...Будем надеяться, что это не тот случай, когда суеверное мужичье оказывается право".
За этими невесёлыми мыслями - а так же за куда более веселым наблюдением за предсмертными метаниями горящей мелкой нечисти, с воплями и писком носящихся между горящими избами - Балдазар чуть было не упустил из виду момент, когда с темных небес на землю  камнем упала чёрная птица, лишь для того что бы уже через пару мгновений вальяжно усесться на крышу одной из изб - уже с приснопамятной змеей в когтях - и приняться изучать собравшихся на улице выживших самым беспардонным образом - и слишком явным интересом. "Ну, гляделки - игра, в которую можно сыграть и вдвоем" - недобро подумал дракон, в очередной раз за сегодня меняя мировосприятие. Окружающий мир в магическом спектре все ещё оставался таким же угрюмым и неприятным, каким и был минут 5 назад, но всякого рода фантастических уродцев и завихрений порченых энергией в нем заметно поубавилось, что сделало общую картину немного менее мрачной...если только не считать то место, где расположился пернатый гость. Судя по изломанным линиям рисунка ауры, чернильно-черным энергетическим потокам и легкой пурпурной дымке, птица определенно не принадлежала к миру живых - по крайней мере уже некоторое время - что не очень удивляло, но вот четкость рисунка, внутренняя логика в его строении... Балд всмотрелся в ворона пристальней, проник сквозь окутывающий его полог тьмы, повел взглядом по линиям потоков энергий, дарующие ложную жизнь этому мертвому каркасу, пока четко не разглядел само сплетение всех энергетических линий создания - его пульсирующее темными энергиями ядро, саму суть нежити, заменяющую ей теперь сердце и душу - и толстый чёрный витой шнур, выходящий прямо из центра ядра и уходящий куда-то в пустоту, постепенно истончаясь и растворяясь в ночном воздухе.
"Да буду я желтобрюхой жабой, если эта пернатая заправка для супа не фамильяр!" - подумал Балд, чувствуя нарастающий охотничий азарт. Фамильяры не могут существовать сами по себе, а значит у этого существа есть хозяин, который сейчас и наблюдает за творящимся в Пашнях светопреставлением - пульсирующая, исчезающая в пустоте нить была тому прекрасным подтверждением. Насколько было известно Балдазару, никаких сильных магов - а судя по фамильяру, он был таким - кроме, пожалуй, придворного мага местного короля, не водилось в радиусе нескольких ближайших королевств, но нежить и темная магия были явно чем-то не в его репертуаре, а значит сейчас он имел дело с новым неизвестным ему игроком. Весьма маловероятно, что творящийся в стране бардак мог быть вызван каким-нибудь местным колдуном - Балд абсолютно точно был уверен, что никого настолько сильного на этих задворках мироздания не водилось - но быть может он так или иначе был с ним связан? Перспективы быстро и просто решить назревшие вопросы весьма нравилась Балду - достаточно было коснуться связывающей ворона и волшебника нити и проследить куда она ведет и уже очень скоро несчастный колдунишка расскажет Балдазару всё, что знает...
И ворон упорхнул так же быстро и бесшумно, как появился, походя обрушив избу на которой сидел. Дракон крепко стиснул зубы, стараясь не зарычать от бессильной злости. Нельзя было сказать точно, спугнуло ли его слишком пристальное внимание Балдазара или его хозяин просто решил, что видел достаточно, но теперь совершенно неизвестно, когда Балд ещё раз столкнется с проклятой птицей. Император негромко вздохнул - вот уже очередной раз за сегодня удача изменяла ему с какой-то сволочью.
От болтовни безумного рыцаря - который мог быть быть как и совсем не рыцарем, так и не совсем безумным - его отвлек вой за спиной, ознаменовавший прибытие стаи четырехглазых тварей, отдаленно напоминающих больших собак. К счастью огонь и количество присутствующих их видимо отпугнуло и обошлось без новой драки, но дракон смотря вслед улепетывающим образинам сделал мысленную пометку, что возможно ночной марш через лес был и не самой лучшей его идеей, и нашел взглядом Зеру и удовлетворенно убедившись, что тот трудится в поте лица, перемещая его пожитки в более безопасное место, повернулся к стоящим по среди улицы людям, на ходу придумывая убедительно звучащую речь, но лишь оказался почти нос к носу с сумасшедшим рыцарем - на расстоянии, увы, слишком близком, что бы увильнуть от встречи как-то иначе, кроме как попыткой взять в прыжке с места 3-4 метра в высоту и попытаться улететь. Когда же рыцарь решил его слегка подвинуть - с такой силой, что чтобы удержаться на ногах Балду пришлось поспешно и не очень солидно переступить с ноги на ногу - он окончательно утратил последние иллюзии по поводу того, кто перед ним был. И сильно пожалел что не все-таки не прыгнул.
Одарив своего визави очень хмурым взглядом, император исподволь бросил пару быстрых взглядов на меч в его руке (свой он уже успел засунуть в ножны, о чем теперь немного жалел), сидящее на его плече...нечто, напоминающее мальчишку, новоприбывших в небольшой круг выживших ландскнехта и чумного доктора, уже прислушивавшихся к шепоту демона, а также по сторонам, будто бы ища возможность сбежать, и убедившись, что это сделать не выйдет, вздохнул и шепотом обратился к собеседнику на языке, который не понял бы ни один местный житель.
- По крайней мере у моей "компании" на месте челюсть и конечности. С тем же успехом я мог бы предположить, что весь этот цирк уродов - твоих рук дело. - поняв по недовольному и слегка возмущенному взгляду, что в личности собеседника он не ошибся, Балд примерительно выставил руки перед собой - Но, как ты и сам сказал, "не твой стиль" - для тебя это как-то мрачновато. Ты у нас обычно предпочитаешь что-то с большим количеством пожаров и веселья. И работать предпочитаешь один, в отличии от меня - я люблю работать с комфортом, когда есть кого послать за бутылкой хорошего вина. Но сейчас, к сожалению, со мной только этот таскающий сумки парнишка - я понятия не имею кто все остальные, но раз ты так любезно спросил...
Балдазар ещё раз быстро осмотрел собравшихся на улице, один раз неопределенно хмыкнув.
- Ну, с грифоном думаю и так всё ясно, но я на всякий случай проверил - это и правда самая что ни на есть обычная самка грифона - разве что мана-каналов у неё несколько больше, чем можно было бы ожидать от животного. Что касается моего слуги - дракон, но видимо что-то мелкое и слабосильное, хотя может просто молодое, трудно сказать. Звать Зера. Что именно за дракон тоже сказать сложновато, но по ауре и легкому соленому флеру я бы предположил, что это морской змей. У чернявого рядом с грифоном явственное переплетение животных и человеческих внутренних черт, а ещё скорость и рефлексы выше человеческих, так что будет достаточно верным предположить, что у нас тут оборотень. Судя по гармоничности внутреннего рисунка - настоящий оборотень, а не ликантроп.
- А вот теперь можно перейти и к самому интересному - дракон взглядом указал демону на новоприбывшую парочку.
-Выглядят эти ребята совершенно обычно... Если не считать что у дамочки - а это пугало с клювом женщина - при себе есть какая-то волшебная цацка, которая, судя по магическим полям как-то связана с её внешностью - по крайней мере магию эта штука проецирует на неё и вокруг неё, да и плетение достаточно специфическое. Кто она на самом деле, и  точно ли она - она, учитывая цацку, я тебе не скажу - нужно либо убрать эту штуку, либо понаблюдать за ней по-дольше и по-ближе. Кроме этого - ничего необычного. Есть правда в её ауре некоторая...двойственность? Но ничего конкретного по этому поводу сказать не могу. С её другом всё несколько проще и сложнее - он выглядит как абсолютно нормальный человек...если не считать что у него в рисунке ауры отсутствует пара-тройка узоров и точек, непременных для живого существа, хотя он определенно жив - я вижу как в нем циркулирует жизненная сила. Может быть он что-то искусственное, не уверен, но наврятли просто человек...А теперь, когда я удовлетворил твое неуемное любопытство, не мог бы ты поделиться со мной этим своим страшным секретом, а заодно рассказать, какого хрена забыл в этой дыре в однм месте со мной?

Отредактировано Балдазар (17.04.16 21:35:41)

0

47

На лице Босхета появилась довольная улыбка, демон похлопал Балда по плечу, в процессе чуть не уронив селенника, так как хлопать мечом по груди было бы излишним. Контрактник немного отошёл от всей группы так чтобы видеть всех, по пути перехватив меч уже в правильное положение. Босхет направил острие меча в сторону Балдазара:
- Один балл за встречу, больше пока не заработал, но всё же приятно открывать список сегодняшнего заседания с дракона. Получай второй балл за это. - теперь меч был направлен уже на Элана - Оборотень или же какое у вас самоназвание, честное слово их уже столько тысяч, что трудно угадать воспримут ли сказанное как оскорбление или заигрывание. Один балл за питомца. Получил бы два если бы вложил побольше души навесив доспех поинтереснее, ну или украсив ленточками какими-нибудь, а то сильный дефицит стиля. Кто у нас дальше. А, точно! - теперь демон указывал на Зеру - Не знаю ошибся ли ты заказом в публичном доме и решил пойти до конца или просто выражаешь свой протест против чрезмерного использования одежды, но один балл и этому дракону. - контрактник снял селенника с плеча и усадил подперев потрёпанного беднягу своей ногой. - Мечник-мечник-мечник. Как там было сказано? Что-то не так с ним? Увы, но до балла это не дотягивает. Недостаточно странный и достаточно скучный. Кажется у нас есть победитель! Но стойте же. - Босхет направил меч в сторону Стиг - Один балл за юмор, один балл за пол и ещё один за дружелюбность к моему новому другу. - контрактник растрепал волосы на голове мальчишки - Я ещё не определился с призом, но один балл ещё можно потерять из-за той штуки которая играет с твоей внешностью. Хотя возможно дам подружить с моим зубастым знакомым, он не очень разговорчив, но это проходит. Но! Всё же не стоит мне быть последним кто прячется. Эту честь отдаю новоприбывшим.
Броня демона приобрела оригинальную угловатую форму, сменила цвет на чёрный, плащ за спиной превратился в рваную чёрную материю, сам Босхет прибавил в росте и мышечной массе, а на голове появились рога. Контрактник отвёл руку с мечом в сторону, его изменение прошло не так просто. Нынешняя его оболочка будто раздулась и лопнула, а следом за этим высвободилась волна накапливающейся энергии от заточённых в нём душ. Штука мощная, обычно бесполезная, демаскирующая, но неизбежная при таком переполнение хранилища. Данная волна разошлась на всю деревушку с окрестностями. И накопившейся здесь магии она явно пришлась не по вкусу: ещё кое-как стоявшие дома или возвышающиеся развалины окончательно разлетелись от взбесившейся в них магии, а на том месте где была церковь будто бы произошёл взрыв с окончательным разбрасыванием всего что там оставалось и образованием кратера, жаль только не было вспышки или хоть чего-то яркого. Босхет оглядел произошедшее и только развёл руками.
- Бывает. Не держать же ему всё в себе? Да, дружок? - демон погладил меч, а тот в свою очередь ответил ему каким-то подобием ворчания - Ладно-ладно, прозвучало не так хорошо как хотел. - тем временем плащ затянуло в чёрный доспех, а потом сама броня начала складываться и "впитываться" в кожу демона, пока он не остался голым выше пояса. - Хех, вроде и дышится немного иначе, бред конечно, но всё же. Ещё раз привет всем собравшимся, звать Босхет, по происхождению планарная сущность хаотичного порядка, упреждая вопрос, я здесь просто на отдыхе и подписыванием сделок с обменом душ на талант балерины не занимаюсь. Да я таким вообще не занимаюсь. Те кто не умеют пользоваться дверями могут не поднимать руки, это может быть проблемно только для вас и вашей нежной психики. Хм, штанов мы тут видимо уже не найдём, это лучше внести в список ключевых целей. - Босхет повернуля к Балдазару - Часть с сюрпризом я тоже не продумал, так что ну. Меч вот, вроде ты его не видел. Причёска та же, курток не ношу. - демон выпустил меч из руки и тот просто исчез - Так как в той стороне откуда я пришёл лишь бесконечное уныние и пустота, то я предполагаю, что хотя бы противоположенных ворот всем по пути. Потому милости просим всех желающих представиться, ваши вредные привычки сейчас не интересны и о них можно умолчать. Запекать грибы и сладости вокруг этих костерков вроде тоже не будем, так что с этим должны быстро справиться. А кое-кто за открытость может попасть в круг друзей этого миляги сидящего на земле.

0

48

Надо думать, что делать дальше и как быть. По возможности неплохо бы держаться этих вот... этих. По крайней мере, демона. В его силе оборотень успел убедится на примере селенника. Вон как на плече висит с переломанными костями. Даже не брыкается. Полезно иметь такого, как этот белобрысый, союзника. Правда, уверенным в том, что этот союз будет (если он, вообще, будет) надёжным, нельзя быть. Но хоть какая-то безопасность. 
В остальных Эланнерр не был уверен. Но они, учитывая, что все они и справились с нежитью, тоже не из робкого десятка.
В общем, безопаснее всё-таки группа, чем в одиночку. Впрочем, так было всегда. Просто масштабы опасности изменяются время от времени.
- Как видите, жив, - подтвердил оборотень слова прибывшей плесневелой. Поддержка у него, несомненно, хорошая. Только вредная немного. Но это так, между делом.
Разговор демона и дракона внезапно перешёл на незнакомый язык. Впрочем, слушать оборотень не прекратил - амулет тут же начал переводить слова (переводя, правда, некоторые слова слишком непривычно, но если их обдумать, то всё становилось ясно) И раз уж слова эти на неизвестном языке, то он пытается что-то скрыть. И это должно быть полезно, или, хотя бы, интересно.
И оно действительно оказалось интересным.
И полезным...
По мере рассказа дракона, Эланнерр повнимательнее рассматривал того, о ком говорилось. За одно узнавая силу каждого, сопоставляя со словами дракона и своими мыслями.
«Значит, мелкий морской дракон. Причём змей. Ну, можно было бы догадаться... Двойственность в ауре и какая-то «цацка». Интересно. Но ничего конкретного не говорит о способностях и силе этого лекаря... Ну да, а ещё от этого искусственного попахивает мертвичиной...» - совершенно «тёмными лошадками» здесь оставались только беседующие между собой.
Впрочем, один из них был назван драконом. Так что, кое-что прояснилось.
Неясно только, что за баллы? Странно это. Впрочем, как у богатых свои причуды, так и у сильных... Одно другому (богатство силе), кстати, не мешает.
Дальше последовала трансформация демона. Собственно, Элан даже отшагнул назад. Так, на  всякий случай. Впрочем, ничего опасного после трансформации он не сделал оборотню, так что можно было немного расслабиться. Хотя разрушенная деревня и специфичный взрыв его ой как впечатлили.
«Планарная сущность хаотичного порядка... Демон? Угораздило встретить подобное... существо. С другой стороны, кажется, путешествовать мы будем вместе. Это хорошо.» - вот и прояснилось кое-что с одним.
- Элан... нерр, - лучше было бы не молчать и отвечать на вопросы Босхета. Расу он и так знал. А больше ему рассказать нечего.

0

49

Демон. Слышали ли вы когда-нибудь о Властелинах Биомассы, сотканных из сотен поглощенных тел, противоестественных тварях, чья нечестивая сила способна обратить целую армию в послушных марионеток? Или о Царях-Скорпионах из тоскливых пустошей долин Дит, устланных морем черной травы и терзаемых пепельными бурями что затмевают тусклое окровавленное светило? Акулоголовых созданиях из мрачных и древних глубин Тетиса, чей чужеродный и отвратительный вид омрачает рассудок и ввергает его в безумие?
  Жестоких демонах. Могущественных демонах.
  Нечто пагубное и аморальное стояло впереди, валяя дурака.
  Впрочем, ничего нового.
  Собственно это было понятно еще до того, как демон начал говорить. Тот, чьим домом является Лимбо - обитель серой безысходности и мрачного безумия, достанет из брюха и съест собственные кишки в тот день, когда не сможет учуять знакомый дух среди вони пепла и дыма. Демодракон ни имеет права пропустить конкурирующую форму жизни, иначе в один прекрасный день его поглотит более крупная рыбка чем он сам. Не щелкай пастью в банке с пауками.
  Стиг была жирной, старой паучихой, пережившей и сожравшей несколько поколений своих отпрысков, мужей и сестер.
  Темные птичьи глаза маски с безмолвным стоицизмом марабу наблюдали за срывом покровов учиненным демоном — тот бойко сдирал как шелуху маски, одна за одной, одна за одной. Ах, вечно они так - любят рисоваться, показывая всему миру свои перышки... Еще глядишь распухнет, ощерится шипами и замерцает словно глубоководный кальмар, поднявшийся в ночь к прибрежной литорали и заприметивший самку. Эта обличительная безжалостность могла бы кому-то и не понравится — нагло вырванные из рук и показанные миру картишки, безобразие и анархия, но ведь что поделать, что поделать... Adversa fortuna.
«Дракон? Интересно. Солидный? Да. Забавный? Нет. Опасный? Возможно, скорее так, чем нет. Оборотень? Человек пах волчонком еще там, в таверне... Второй дракон? От него пахнет даже сильнее... Морем, озадаченностью, недавним страхом и еще одним довольно интересным запахом, ихи-хи-хи-хи... Хм, однако, незадача...»
   Когда раздача баллов дошла до них, Стиг чуть подалась вперед, качнув белоснежным клювом — «оценка оригинальности» мечника вызвала к жизни едва слышный судорожный полувздох, призрачный как облако белесого дыма и пропитанный глубинным самодовольством. Мертвец-кнехт, выжидающий подле, предпочел сопроводить эти слова лишь кривой ухмылкой мародера.
   Взяв паузу после бурной речи, демон резко сменил масть, лопнув словно речной рак при смене панциря — захлестнувшая пространство волна энергии заставила жгуты под одеждой сыто взбугриться и вновь вызвала приятную щекотку - немного не такую, более грубую... Но все же. Как и есть, фанфарон — Стиг проводила взглядом взорвавшийся остов церкви, свободной рукой невозмутимо отряхнув налипший на окровавленный рукав мантии пепел. Спецэффекты — поймав на себе хмурый взгляд трупа, доктор чуть пожала плечами, словно извиняясь за все мрачные сущности мироздания вместе взятые и себя в том числе.
  По крайней мере черный ему шел больше. Черный всегда выглядит респектабельно.
  Тем не менее на этом демон не остановился. Никак не успокоится. Стиг взглянула на гудящий клинок, затем на оголившегося демона (жаль шлем снял, шлемы Стиг нравились), с врачебной бесцеремонностью рассматривая рельеф мышц. Пляж? Впрочем, Стиг тоже нравилось здесь. Парк развлечений, энергомассаж, викторины с призами... С лаской во взгляде она взглянула на селенника - лениво и сладко, словно лис на мягкую, теплую голубку, возившуюся в тени и теплом уюте чердака.
  Представился оборотень. Держался осторожно, молодец, умный.
  Доктор повела клювом, на секунду могло показаться что холодные птичьи глаза всматриваются, оценивают, режут скальпелем и размышляют над увиденным:
Викторина! Как это мило, – в отчужденном доселе голосе неожиданно послышалось искреннее умиление и живая заинтересованность того, кто неожиданно попал в круговорот событий, став участником увлекательного шоу.
  Взгляд Стиг был прикован исключительно к демону и его «другу», как наиболее значимым и, следовательно, потенциально опасным субъектам. Нет, остальные были тоже любопытны, однако ведь осторожность...
  Птичье лицо мягко кланяется, словно ибис светилу:
Стиг — странствующий доктор, патанатом, реаниматор. Лестер, – плавный взмах волнистым лезвием налево и кивок. – Наемный ландскнехт, специализирующийся на вторичном упокоении и точечной зачистке местности. К сожалению, очень часто у меня не хватает физических сил, дабы скрутить буйных больных или отбиться от наиболее назойливых приставаний... – вздохнув, скромно проговорила Стиг. Наемник кивнул, пытаясь быть вежливым. На деле получалось так, что он вульгарно скалился, будто у него сроду не было губ или он заснул рожей в костер, обпившись паленым самогоном.

Отредактировано Стиг (25.04.16 15:08:15)

0

50

Ну, пошло дело...
Эти люди (люди ли? "Ай, да какая разница!") слишком много говорили. Нет, Зера и сам был не дурак потрепаться, но не разводить же пафосные монологи в ситуациях навроде этой!
Большую часть монологов он пропустил мимо ушей, но предложение познакомиться и пассаж про штаны уловил. Особенно последний. Нда. Губы машинально дёрнулись, складываясь в оскал, но Зера заставил себя вернуть лицу безразлично-сосредоточенное выражение: нечего сверкать "ранимостью", хватит и того, что он сверкает рваными штанами.
Тем более что ни одно из предположений этой твари, которая взорвала церковь своей сменой одежды (до сих пор сердце билось тяжело и гулко!), не приблизилось к реальности. Нда, там такая реальность, что к ней поди приблизься...
"Босхет, значит", - Зера долгим взглядом окинул эту планетарную сущность хаотического порядка и почувствовал себя идиотом. Все эти слова определённо имели какой-то смысл,  его даже можно было бы уловить... Сосредоточься Зера в своё время на науке вместо того, чтобы старательно пытаться любых научных изысканий повеселее избежать.
"Посмотрим, что ты за рыба".
Молчаливый мужик, недавно подошедший со стороны, был гораздо менее примечателен. "И слава всем глубинам!" - Зера смерил взглядом и его, пытаясь уложить в переполненной голове имя вместе с внешностью. Видел уже где-то... Наверняка тут же и встречались, как раз перед тем, как Зера торопливо слинял отсюда, роняя чешую. Неловкий был момент... Не хотелось бы его вспоминать, но того и гляди придётся.
Дамочка в продвинутом и необычном костюме привлекла больше внимания. От неё за милю несло мертвечиной, и это отпугивало, а ещё Зера никак не мог определиться: нравится ли ему ощущать её тепло так близко от себя. Тоже наверное какая-нибудь сущность... Или просто близкий родственник из тех, кого видишь раз в три сезона и радостно вычищаешь логово после его ухода: близкий-то он близкий, но паскуда та ещё. Была у Зеры пара дядюшек, которых мать сказочно не любила...
Значит ли это некстати подкравшееся воспоминание, что женщина - как бишь её, Стиг? - его породы? "А мурена её знает", - Зера прикрыл глаза, устало потёр лоб. Слишком много впечатлений, под конец уже ни испугаться не выходит, ни удивиться толком, и только ощущение, что он вляпался, никак не тускнеет.
- Я Зера, - назвался всё-таки и он, бросив взгляд на "хозяина": как отреагирует? Имя-то уже звучало, вроде. "Вот проваль, я, кажется, привыкаю так его звать..." Впрочем, защита такого типа, который, не моргнув глазом, посмотрел из первого ряда всё представление с картинным раздеванием и сопутствующим разрушением ближайших строений, может быть полезна. Да и вообще он казался... Значимым? Зера не мог определиться с формулировкой.
В любом случае, лучше не выпендриваться. И начать слушать длинные монологи, а то сейчас как окажется, что он пропустил что-то важное.
- Водный дракон. Понятия не имею, какого хрена я тут делаю, - последняя фраза прозвучала едва слышно и в ладони: дракон с силой провёл по лицу, словно пытаясь стереть переизбыток пресловутых впечатлений.
Очень хотелось в воду. Очень хотелось пожрать, свернуться клубком, почесать бока о какую-нибудь корягу. Вымыть руки, наконец! А то ладони до сих пор саднило от резкого нагрева, а с шеи так и не сошла чешуя: драконья сущность тревожно ворочалась внутри, всё порываясь "поговорить" самостоятельно. Но толку-то сейчас от здоровенной змеюки... И здоровенной-то она была только на фоне людей.
Да и перемазаться в грязи и копоти - то ещё удовольствие.
И в речку нельзя...
Неожиданно остро плеснулась тоска. Остро и не к месту: в таких условиях только и сидеть, конечно, грустить и предаваться мыслям о доме! Тут надо спасать хвост, чтобы не протянуть его.
И слушать.

0

51

Ну вот и плакала моя конспирация -  думал Балдазар с  флегматичностью человека, на глазах у которого рушилось нечто, долго и тщательно им создаваемое, наблюдая за театральными кривляньями демона - Несколько месяцев тотальной маскировки - без перевоплощений, без магии, без сражений в полную силу, постоянно с этим клятым кольцом на пальце и всё ради чего? Ради того, что бы взявшийся из неоткуда инфернальный паяц раскрыл тайну твоей личности кучке первых встречных. Невероятно подозрительных первых встречных. Среди которых нет ни одного человека. Посреди догорающей деревни, полной темной магии и порождений ночных кошмаров. Окруженной лесом, полным упырей и рекой, чьи воды убивают все живое, в стране где все разваливается, солнце не светит, а мертвецам не  лежится в могилах...Что ж, пожалуй могло быть и хуже. Главное теперь что бы этот психованный не выкинул ещё чего нибу-
В следующее мгновение Босхет начал меняться. Человеческие черты быстро уступили место более жестким и диким демоническим, а доспех приобрел странные, неправильные и искривленные формы, свойственные вещам вышедшим из под рук (если то конечно были руки) демонических кузнецов. Впрочем, на эти метаморфозы дракон обратил мало внимания - ему уже доводилось видеть их прежде, при не менее мрачных обстоятельствах - что по настоящему приковало его внимание, так это меч в руках демона. Обычный кусок заточенной стали в его руках вдруг начал менять форму, искажаясь и вздуваясь, искрясь в магическом спектре неземными энергиями, словно нечто хотело выбраться из него.
Стоп, "выбраться"!? Клянусь бесконечными кольцами Уробороса, неужели- Дальше был взрыв - вернее взрыв был немного после, что для Балдазара, так и не отключившего своё магическое зрение, высвобождение истинного облика оружия было подобно ослепительной, кроваво-красной вспышке, на несколько мгновений ослепившей мага потоками инфернальных энергий, пылающих ярче и жарче жерла извергающегося вулкана и оглушившей единым, нестройным, душеразрывающим многоголосым воплем тысяч и тысяч истерзанных, горящих в вечном пламени душ, претерпевающих неописуемые муки длинною в вечность. К счастью для Балда его самообладания хватило на то что бы не вскрикнуть - такого позорного малодушия он бы не смог себе простить - и он лишь вскинул руку на уровень лица, рефлекторно защищая глаза от призрачных огней преисподней (и поднявшейся уже от реального взрыва пыли), которыми сейчас пылала фигура контрактника, а в особенности - его чудовищный меч. Через секунду дракон уже вернул своему зрению обычную, смертную остроту, мысленно кляня себя за излишнее любопытство и малую расторопность, разогнал рукой окружающее его облачко удушливой пыли и золы и бросил быстрый, острый взгляд на Босхета, который уже с немалой радостью оповещал окружающих о своей истинной сути, щеголяя голым торсом.       
- Ну, как я вижу, твоя любовь к взрывным сюрпризам, спонтанным обнажениям и игре на публику так и осталась при тебе - Балд выдавил из себя нечто, отдаленно напоминающее приветливую улыбку - Отрадно видеть, что в тебе есть что-то постоянное. Милая, кстати, железка. Сам сделал или сторговал за полцены на барахолке? А то может там и для меня что-то интересное осталось, а?
Нужно будет по-больше узнать об этой штуке - я не видел её у него раньше, а я бы точно не упустил из виду нечто настолько могучее...и интересное. Сделав для себя мысленную пометку, воин окинул взглядом поочередно всех остальных собравшихся, называвших свои имена и цели нахождения здесь и после краткого раздумья сделал шаг вперед, так что бы его могли ясно видеть все собравшиеся.
- Что ж, раз здесь все друг-другу представлены, грубо было бы с моей стороны оставаться единственным безымянным. Моё имя Балдазар и я...что ж, наиболее точно это можно было бы описать как "слоняющийся в поисках славы и наживы безземельный аристократ", хотя термин "странствующий рыцарь" кажется мне более приятным, пусть он несколько и затаскан безголосыми менестрелями с их слащаво-приторными песенками, так что был бы весьма признателен, если бы вы брали на себя труд обращаться ко мне "сэр" - это было бы весьма учтиво с вашей стороны. Ах да, как и сказал мой...добрый товарищ Босхет - ещё я дракон. Иногда. Это достаточно сложный и не очень интересный вопрос, которым я не хотел бы утомлять почтенных господ и, разумеется, прекрасную, а судя по избранной вами жизненной стезе - ещё и весьма мудрую, даму. Тем более что у нас есть вопрос и куда как более насущный... - Балдазар развел в стороны руки, обводя ими окружающее группу пепелище. - Как видите,  Золотые Пашни теперь представляют собой выжженное поле боя, заваленное телами один лишь Бог ведает чего, так что отлежаться в теплой постели за крепкими стенами нам этой ночью не грозит. Что весьма некстати, учитывая какое количество нечисти бродит сейчас по лесам и весям и насколько больше этой дряни вылезает под лунным светом. Оставаться здесь, на открытом месте, на виду у всех тех тварей что водятся в округе - чистой воды самоубийство, а ближайший к нам городишко находятся немного дальше, как раз за вооон тем полным злобных ящеропсов и голодных упырей лесом. Знаю, звучит не очень обнадеживающе, но я и мой оруженосец - кивок в сторону Зеры - знаем дорогу до города - и людей, которые будут готовы отворить его ворота для добрых странников, решившихся пуститься в путь в столь опасное и негостеприимное время. У всех вместе у нас, я думаю, достаточно шансов что бы добраться до цели целыми, порознь же нас может ждать...весьма печальная судьба. Смекаете к чему я клоню?

0

52

Из-за не очень-то милой и абсолютно неинформативной беседы Босх явно заскучал, разве что короткие речи Элана и Зеры удостоились пары хлопков в ладоши. "Ладно бы я, но их куда тянет выдумывать на ходу столько бреда, если бы ещё что-то интересное, но нет, кружок благородных недоумков спасателей по интересам, в тайное общество единорогов трубачей и то проще верится. Верилось бы, если бы я точно не знал о них."
- Я очень надеюсь, что ты клонишь к торту или хотя бы фруктовому запасу, Балд. Твоя осведомлённость в последнем вопросе может пригодиться дальше, поэтому твой рассказ о мечтах из детства и обучение в университете сойдёт. - демон окинул взглядом компанию, тяжело вздохнул и будто бы уже хотел что-то сказать, но вместо этого зашвырнул селенника обратно на своё плечо. - Нерр или Элан или как тебе там нравится, хорошо, можно чуть больше смелости, ну и питомец остался без имени. Хотя это ваше с ним дело. Зера, чуть больше энтузиазма. А в остальном. Нет. Нееет. НЕТ! Всем плевать кто тут в костюмах хомяков раздаёт конфеты детям, а кто профессиональна играет цветок в спектаклях. Балд, всё же минус балл за рассказ про собирание ромашек в детстве, ну или про рыцарство, я забыл, что ты там именно говорил. Парень с перекошенным лицом, минус балл за то, что даже не сподобился сообщить мол звать тебя Фред, любишь мыть полы за бесплатно и при этом абсолютно не умеешь уходить от ответа. За тебя это пришлось делать девушке, поэтому твоя итоговая сумма на данный момент и есть минус один балл. Фламинго, минус балл за уже указанную неумелость ухода от ответа, минус второй за те же самые рассказы про ромашки на лугу и бездонное небо над ними. Итого все кроме немого идут вровень с одним баллом, за столь бездарно потраченную возможность обзавестись новым другом стоило бы снять ещё, но полагаю это будет против правил этикета. - Босхет повернулся ко всем спиной и уставился на выход из бывшей деревни. - Если мы продолжим в том же духе стоять, то уровень уныния явно перейдёт все рамки. Как уже и говорил, по ту сторону делать нечего. И раз уж кто-то обещает свободный вход во все города, то я бы уже пошёл отсюда. Ах, да, меч обидчивый, не называй его железякой. Ну и вероятно ты сможешь выторговать такой за несколько сотен лет, если обзаведёшься правильными знакомствами, там даже не нужно уметь стучаться в двери. Ладно, в конце пути нас не ждёт чайник плюющийся желаниями, поэтом подождём с песнями, припрыжкой и танцами хотя бы до выхода на тракт, это может быть сложно но мы справимся. А некоторые подумают над потерянными баллами. Или просто над чем-нибудь.
"Хоть бы кусок ткани какой попался, хотя здесь всё либо было измазано навозом ещё до, либо внутренностями теперь." Ещё раз окинув взглядом развалины, Босхет направился на выход из деревни.

0

53

Странствующий рыцарь, да? Ну что ж пусть будет сэр. Одно лишнее слово оборотню не жалко. Иногда дракон, иногда нет? Интересная способность. Странная, но интересная.
А жаль, что не грозит... отлежаться-то ой как хотелось. Хорошенько так выспаться сутки-полторы. Но нет, придётся идти в какой-то город через лес, полный нежити, чтобы хотя бы там, видимо, отдохнуть. Впрочем, можно немного поспать на спине Солы, пока та будет нести Элана на своей спине. Но, подумав немного, оборотень решил, что лучше он дойдёт до города (если дойдёт, конечно же), чем будет спать сейчас. В конце концов, если он уснёт, его трудно будет разбудить, а если на них нападёт кто-то это не есть хорошо. Да и тогда он будет единственным из всех, кто будет верхом. Это тоже не очень-то славно. Конечно, не так неславно, как первая причина, но тоже не очень.
- А питомца зовут Сола... - запоздало, только после того, как Босхет сказал об этом, оборотень представил  грифона. Теперь надо только надеяться, что демон спокойно относится к запоздалым ответам.
Вздохнув, оборотень, не спеша, ожидая, когда все пройдут вперёд него, пошёл за Босхетом. Доверять никому здесь не приходилось. И если видимых причин всадить нож в спину не было, то это не значит, что кто-нибудь этот нож всё-таки не всадит. Даже если спина быстро зарастёт, без особых проблем. Да и мало ли, какими способностями могут тут все обладать и какой "нож" всадят. Может такой, что регенерация и не справится. Да и гораздо лучше держать всех на виду.
Впрочем, безопасней не станет. Позади тоже есть опасность в виде голодной нежити.

0

54

"Водный дракон, значит, Братец-из-Моря... Косяки сочного тунца, сонные бело-голубые лагуны Южных морей, купающиеся в теплом свете, теплая, чистая вода... А может быть серая, ревущая вода Севера и много-много жирной сельди, вкусные бельки и дремлющий на дне кракен, охраняющий остовы кораблей и унесенные в могилу секреты? Определенно не глубины, не холодная и мрачная бездна, где живое похоже на нежить, призрачно и терпеливо..." - рассеянно отметила Стиг, не сводя впрочем взгляда с двоих наиболее подозрительных и, как считала болотная, потенциально опасных фигур на этом шахматном поле. Естественно тех фигур, что не были скрыты за туманом войны.
  Те что были вдали, инкогнито, интересовали Стиг Эрешкигаль более всего на этой доске...
  И ведь правда - заговоривший воин привлек самое пристальное внимание. Упоминание в этой речи большого меча было знаковым, ибо от мрачного клинка пахло неизмеримо великой болью и торжеством, тоской заточения и игривостью терзающего дичь хищника... Плохая... Очень плохая штучка. Но, разве будет демон подобного ранга и поведения ходить с простой железкой без искорки, без вложенной души? "Зрение" Стиг не было чисто оптическим, таким что в привычном понимании - скорее это было обоняние и зрение, но оно всегда работало безупречно в случае чего-то очень замечательного — например такого же замечательного как Стиг.
  Но, пожалуй, слишком горячо.
  Похоже что они с демоном знакомы и причем давно, и что более интересно, так это тон, свойственный старым-добрым приятелям...
  Или "приятелям".
  Странствующий безземельный рыцарь-аристократ и демон... Айайай. Невольно Стиг улыбнулась — аккуратно, даже уважительно, кивнув на словах о "мудрой даме". Краем глаза она уловила такую же мимолетную, но более циничную ухмылку наемника — не иначе Лестеру послышалось его любимое слово "раубриттер", к которому он не так давно по космическим меркам и относился. Ах, смертные, даже смерть их не изменит... Но, впрочем, это слово Стиг тоже нравилось.
  Если один дракон заставил второго таскать за собой тюки, а у того к тому же дырка в штанах, то ведь это что-то да значит?.. А если он к тому же имеет возможность хмыкать с ужимок высших демонов и упражняться с ними в риторике, не опасаясь быть убитым? Просто скромный рыцарь. И дракон.
  Ну, Стиг это не интересно. Может другим интересно, а ей - нет. Стиг просто приходит и уходит. Смотрит. Собирает гербарий. Наблюдает. Каждый имеет право на свои маленькие тайны, на вежливую полуправду без отнятия баллов. Только позитивные оценки.
  Демон выглядел немного расстроенным. Это было опасно, но... Из всего длинного, как мировой змей, монолога было понятно, что все обошлось и даже слишком мягко обошлось - а ведь она не испытывала иллюзий и была готова к... К потере баллов и невозможности стать другом кровососу, Стиг отнеслась по-философски - едва пожала плечами в ответ, собственно как и на общую хамоватую манеру. Сам вид ее источал безупречную вежливость, словно бы она извинялась за предоставленные неудобства уже только тем, что находилась в этом месте. Окуляры птичьей маски, обращенные к путникам, сверкали кристаллической честностью обсидиановых озер.
  И ведь не врала же! Тыкни в нее перстом солнцеликий бог и спроси свирепо, так не уличит ведь во лжи и не скажет, что Стиг пора отправится в очистительную печь.
  Наемник, казалось, бы ни капли не обиделся - спорить или активно кривляться не счел нужным или же наоборот - имел благоразумие, что много вероятнее, потому как все дурачки давно сгорели, либо обзавелись парой-другой придатков в различных интересных и не очень местах и тоже сгорели. Конец немного предсказуем.
Прошу прощения, но я не успел. Следил за обстановкой вокруг и процентной вероятностью авианалетов гигантских воронов. Признаю вину и раскаиваюсь в своей обыденности и нерасторопности, – без ужимок заявил кнехт, коротко затем покосившись на селенника — в глазах читалась зловещая радость фокстерьера, увидевшего лиса... Пока еще живого лиса, сидящего в клетке, под защитой знатного господина.
  После этого наемник сместил взгляд на доктора, вполне казалось бы довольный и решением демона насчет приза, и общим раскладом.
  Доктор резко закашлялась:
Кхе-кхем, да. Прошу принять эти извинения  - мой спутник неразговорчив, он не ученый и не всегда поспевает за моими мыслями. Поэтому не-военный официоз целиком по моей части и подобная реакция обозначена условными рефлексами на подсознательном уровне. Психофизиология. Так что это моя вина и потеря балла на мне, к сожалению или к счастью - уж как и откуда взглянуть, – она философски качнула клювом, утерев пыль с рукава и с невозмутимостью повернувшись к кнехту. Непонятная немая дуэль продолжалась несколько секунд, после чего она развернулась к дракону-другу-демона:
Идея хороша. Не будем мешкать, – коротко согласилась Стиг, сохраняя ледяную серьезность. – Пока мы вместе – окажу помощь пострадавшим, — она окинула прощальным взглядом пламенеющие руины, и, дождавшись пока оборотень с грифоном по имени Сола пройдут вперед, пристроилась где-то позади шествия, двигаясь чуть поперед от дракона-оруженосца.
  Это демоны и их друзья-драконы пусть проламывают кустарники и негативные флуктуации, а скромному чумному доктору место в тылу.
  Да и к тому же тут приятно пахнет - она повела клювом, принюхиваясь, будто пес учуявший призрачный флёр своего любимого копченого окорока. Источником этой замечательной пряной нотки тоски был человек с драконьей чешуей. К тому же к его естественному телесному запаху примешивался горький медикаментозный — достаточно сильный, не выветрился.
  Впрочем, змея можно было понять — говорить не говорят толком, только иди да иди вперед и не спорь с доном.
Выглядишь ты неважно, – как бы невзначай констатировала Стиг и без того очевидное. – Держи. Даже дракону не повредит немного тонизирующих антидепрессантов... Тебя наверняка угощали чем-то подобным, чтобы ускорить заживление и восстановить потерянные силы. Если это мощная штука, то и вкус у нее был мерзкий и престранный - наверняка... Какой-нибудь костерост заставит желудок сжаться, спрятавшись за кишечник. Но и это тоже не повредит. Хотя бы эстетически приятнее, – выудив из-за пояса небольшой, просто составленный флакон, доктор протянула его дракону. От бутыли пахло чем-то терпким, обещающим приятную прохладу, как чай или мятно-мелиссовый отвар, от него пахло эвкалиптом и лимоном - чем-то невыразимо похожим, но все же другим. Вполне могло сойти за настойку трав... Только вот сам пузырек источал мерное голубовато-бирюзовое свечение, озаряя тьму мягким, спокойным переливчатым светом, явно магической природы. Впрочем, флакон выглядел совсем не угрожающе, не приставая с запахами и покоясь на протянутой руке со скромностью монашки.
Дерьма не посоветует, – многозначительно подал голос идущий впереди наемник. – Я бы и сам выпил, если бы не был слишком здоров. А вот тебя явно кто-то пожевал - выглядишь будто рыба выброшенная на сушу, – не смотря на отсутствие эмоций в голосе, его, казалось бы, распирало беззлобное веселье. Или это только казалось? – В этот мрачный, полный лишений и смуты день... Что может быть лучше глотка прохладного освежающего лимонада, посреди жарких костров из трупов и разрушенных надежд, в компании тех, кто не стремиться спешно вырвать кадык из горла и вульгарно отправить его в рот? Да и к тому же совершенно бесплатного лимонада? – риторически вопросил кнехт, задумчиво глядя в небеса.
(Решит открыть бутыль - жидкость слегка вспениться, словно квас. Глотнет — ощутит терпкое и освежающее, холодное, похожее на ментолово-мятное едва сладкое послевкусие и резкую, сильную волну снимающей боль прохлады, вкупе с приливом сил. Эффект — полное утоление жажды, снятие стресса и тоски, бодрящий эффект, просветление ума словно от чая, только гораздо сильнее. Небольшое повышение уровня магической энергии. Помимо этого Зера может ощутить отчетливый запах морской воды или чего то такого, где ему очень хочется оказаться, но только на миг. Антистресс и ноотропное действие - 1,5-2,5 часа. Никаких обозримых последствий в ближайшем будущем, только очень приятный вкус, заставляющий о нем вспоминать некоторое время с призрачной грустью и легким желанием повторить.)
  Взглянув вверх следом и задержав там взгляд на пару секунд, Стиг взглянула затем на морского дракона, дружелюбно качнув клювом:
...Распространяемого по акции со строго ограниченным сроком, абсолютно легального и лицензированного Гильдией Полевых Алхимиков в качестве мягкого средства, лечащего посттравматический шок, обезвоживание, панику, анемию и потерю витальной энергии у солдат, – невозмутимо изрекла доктор, продолжив. Она немного поглядела в сторону, где завыли лжеволки и заговорила ни к кому не обращаясь, задумчиво и с какой-то странной безэмоциональной мягкостью:
Каким бы ни было недоверие... Хорошее состояние членов отряда увеличивает шансы выжить, в том числе и мои. Это место слишком опасно... Быть может здесь найдется что-то, что окажется сильнее демона и всех нас вместе взятых, кто знает? – тихий-тихий голос окончания фразы перешел в судорожный вдох. От страха ли?
  Нет... От восхищения.

Отредактировано Стиг (08.05.16 08:00:06)

0

55

Ну, вот он и узнал имя "хозяина". Неплохо.
И его что, повысили до оруженосца? Ух ты! Нда, вот что значит - вовремя попасть под руку... Хотя, пожалуй, Зера бы с радостью обошёлся без печального опыта, приведшего к этому выверту судьбы.
Босхет, даром что сущность потусторонняя, пока что показывал себя тем еще паяцем. "Что, простите? Баллы? Очаровательно," - Зера смерил его неприязненным взглядом, но комментарии предпочел удержать при себе. Шкура дороже свободы слова, если говорить о нынешнем моменте, а недавняя демонстрация сил так и вовсе заставит теперь трижды подумать, прежде чем начать выпендриваться.
Словоблудие утомляло. Сколько можно трепаться? И ладно бы по делу, так нет... Проехался лично по каждому, начислил и отнял пресловутые баллы. Было в этом монологе на пепелище что-то восхитительно безбашенное, сродни играм мальков над готовым плеснуть паром гейзером, - но сейчас Зера со всей своей любовью к опасным играм (особенно со словами) таких разглагольствований не одобрял. Возможно, потому, что Босхет не только ставил себя над ними всеми (с этим Зера как раз готов был смириться), но и в какой-то мере противопоставлять себя новоиспеченному зериному "хозяину".
Поразительно. Знакомы без году неделя, подоплека службы такая, что даже близким друзьям не расскажешь, а все туда же: защищать "свое", пусть оно себя таковым и не признает, случись даже этому не-совсем-и-не-вегда-дракону прознать о мыслях "оруженосца".
Дамочка в маске неожиданно оказалась рядом, отвлекая от размышлений и разглядывания "хозяина", и Зера насторожился с первых же ее слов. Неожиданная помощь... Не то удивляло, что дамочка осведомлена о его состоянии: очевидно, что сия прекрасная леди обладает некими сверхспособностями, тут явно каждый не без греха.Удивляло, что она хотела помочь.
Или добить Зеру, чтоб не мучался, и спутник ее те же цели имел.
Или умертвить Зеру в жутких корчах, как самое слабое звено их маленькой цепи.
"Выбирай, щука ты вьючная... Рыба выпотрошенная, выброшенная... Эх, знал бы ты, парень, насколько прав со своими рыбьими метафорами!"
Не вполне искренне, скорее под влиянием момента, но Зера почти был готов открыто признать себя слабейшим: даже пахнущий псиной мужик с диковинным зверьком под курткой мог оказаться нужнее и важнее.
И потеснить Зеру на посте оруженосца: на чего-то, потенциально четверолапого, можно навьючить куда больше!..
"Так, стоп!" - Зера встряхнулся, нахмурился. Потер зудящую шею: чешуя, от волнения покрывшая всю кожу от ключиц до подбородка спереди и до скул сбоку, нервно топорщилась, а в глотке першило от рвущегося наружу клекота. В душе дракон от души соглашался с "хозяином": надо делать отсюда ноги, и каждая секунда промедления может привести к тому, что на пепелище сбегутся хищники. Босхет, Балд-хозяин и дамочка с клювом наверняка справятся со всей местной шушерой на раз-два, да и волк может вполне так влиться в их шикарную компанию, но за свою жизнь Зера не дал бы и замшелой ракушки.
Но прямо сейчас стоял более насущный вопрос: пить или не пить?
Зера бросил взгляд на " хозяина", помедлил, поудобнее устраивая на плечах перекрестье сумочных ремней. Не мешало и даже не слишком давило, особенно на чешуйчатые-то плечи, но какой отличный повод оттянуть ответ!
"Ай, была не была!"
- Сдохну - сами тащите поклажу моего сэра, - буркнул Зера. За резкой, намеренно хамоватой репликой ясно читалась нервозность, но склянку из чужих рук дракон взял.
Пахло хорошо; впрочем, Зера бы все равно не распознал бы местные яды ни на нюх, ни на вкус. Свечение флакона не слишком беспокоило, напротив: напоминало о бирюзовых водах у южных островов, где так приятно было охотиться и плескаться на теплом мелководье.
Вкус тоже не подкачал. На миг Зере почудилось, что откуда-то пахнуло солью и водорослями, а еще - свежей кровью и мягким послевкусием китового мяса... Но нет, это была не более, чем иллюзия.
Иллюзия, которая, однако, не слишком потревожила нервы, и не отозвалась внутри приступом тоски.
"Это часть эффекта?" - Зера опустил голову, коротко сжал флакон в ладони. Более тонкое стекло пошло бы трещинами от хватки, это же держалось, как дракониха на страже единственного яйца.
- Спасибо, - дракон взглянул на женщину снова. Даже её запах сейчас не казался противным, напротив: судя по тому, что Зера до сих пор не бился в агонии, леди была искренна в своих словах насчёт мощи их маленького отряда.
Впрочем, ее прогнозы Зеру не слишком радовали, но когда они еще исполнятся...
- А иглы с ниткой у вас на привале случайно не найдется? В моей одежде слишком много не предусмотренных автором отверстий, - Зера протянул флакон на раскрытой ладони. Сопровождающий это смешок вышел неуверенно, но всяко лучше хмурой рожи. "Бодрость - тоже бонус? Тогда ее варево может оказаться даже круче, чем стряпня Балда".
Впрочем, спонтанное душевное тепло по отношению к милой леди в странном прикиде не отменяло того, что за инструкциями Зера все равно обернулся к хозяину, а чуть погодя, кивком извинившись перед дамой за прерывание диалога, подошел к нему, осторожно переступая через смердящие остовы жертв огня и магии.

0

56

Чем дальше от пожираемого трескучим пламенем трупа деревни, тем плотнее становилась мёртвая тишина, изредка прерываемая отдаленным, будто эхо, воем, рычанием, лаем, карканьем, а то и плачем того, что ныне населяло виднеющиеся вдали непроницаемой чёрной полосой леса. В непроглядную черноту иногда примешивались вкрапления мелких зелёных и золотистых точек с легким пурпурным ореолом – блуждающие огоньки. И в «чистом» виде не отличающиеся дружелюбием и благожелательностью, что стало с ними под воздействием Тьмы, захватившей мир, представить было трудно. Но дальше опушек они не вылетали, хотя и мелькали всё чаще и чаще – будто бы с бессильной голодной злобой присматривались к путникам, понимая, что на их свет идти никто не собирается. 
Тьма ныне ощущалась везде – днем как будто прятавшаяся в укромных темных местах, подобно ночному осторожному хищнику, сейчас она выползала наружу изо всех щелей, и дело не только в общем магическом фоне, тяжёлом и ядовитом. Небо казалось плотным чёрным непроницаемым куполом без намёка на луну и звёзды, до которого можно дотронуться рукой и ощутить холодную, могильную твердость, оно давило, лишало ощущения пространства, будто бы путники шли не по широкому тракту с раскинувшимися в обе стороны полями, а по тесному коридору. Редко на протоптанной мерзлой земле попадались едва различимые тонкие чёрные жгуты, которые, если на них кто-то наступит, обвивали ногу, и с нечеловеческой силой затаскивали недостаточно внимательного странника в заросли по краям обочины. Что и кто там делал с несчастным, оставалось загадкой, но ничего, кроме обглоданного и полупереваренного скелета на месте трагедии не оставалось. Как будто бы неведомая тварь затаскивала жертву в свой желудок, переваривала мягкие ткани, и отрыгивала всё остальное.

В случае попадания ногой на жгут и разрубания мечом оного, во все стороны брызжет жгучая ядовито-жёлтая флуоресцентная кислота с сильным лимонным запахом, остаток жгута убирается в заросли.

Всего таких трупов встретилось трое, и все не так уж и далеко подле разграбленного у въезда в лес обоза.
Разобрать, куда он ехал – в Пашни или от них – сколько было телег, людей, лошадей, сейчас не представлялось возможным – телеги разнесло в труху, наполнявшее их разнообразное и местами уже порченое добро раскинулось на несколько метров, а никаких признаков, что тут были живые существа, не наблюдались. Только щедро обагренная засохшей кровью земля, и едва-едва угадывающиеся отпечатки лап, напоминающие волчьи. «Напоминающие» - потому что ни один волк не оставляет следы, которые с трудом перекрывает ладонь взрослого мужчины.
И один признак всё-таки был – валяющаяся ближе к обочине откушенная кисть человеческой руки с плотно зажатым в ней потемневшим серебристым крестиком. Видимо, такую защиту неведомые монстры не оценили.
Псиной пахло очень, очень щедро, хотя резне срок хорошо если сутки. К магическому же фону примешивался и печально знакомый ореол захвативший мир порчи – очень насыщенный и въедливый.
Вдали раздался вой, имеющий мало что общего с волчьим – глухой, басистый, пронизывающий слабых духом до костей, заставляющий их в безумии падать на колени и глупо молиться своему божеству. На ближайшую к путникам ветку села некогда бывшая совой тварь – сейчас оно отличалось от неё огромной уродливой «улыбкой» во всю голову, полной бритвенно-острых мелких клыков, шестью паучьими глазами, дающими полный обзор и без вращения головой, огромными когтями на сгибе крыльев, и выпотрошенным брюхом, откуда свисали тошнотворно пахнущие потроха. Тварь склонила голову, с животным любопытством осмотрела путников, громко, но мягко «ухнула», бесшумно вспорхнула, схватила когтями откушенную руку, и скрылась во тьме.  Крестик  упал на землю, замерцал ядовитым пурпурным дымчатым светом, обратился огромным жирным пауком, и шустро юркнул в траву.
В самом лесу Тьма ощущалась ещё сильнее – в основном из-за накрывшего путников купола могильной, напряженной тишины. Разом смолкли все звуки, будто бы их источники присматривались, принюхивались, примерялись к свежей добыче. Единственные источники света – пресловутые огоньки, иной раз мелькающие между деревьев. Вблизи в центре плотного сияния угадывалась зубастая пасть.
Никакого шума не было, не треснуло ни веточки, не шелохнулось ни листочка, но запах псины стал отчетливее.

0

57

Балдазар развел руками в притворном расстройстве и криво ухмыльнулся.
- Каюсь, каюсь, такой вот я сентиментальный парень - просто не могу удержаться от того, что бы каждому встречному не поведать историю своей жизни. - ухмылка переросла в сардоническую улыбку - Ну и раз уж твой благородный клинок такой чувствительный мальчик - он ведь мальчик? - как ты и просишь, воздержусь от излишней едкости, а то бедняга ещё чего доброго проржавеет.
Будем надеяться недостаточно чувствительный, что бы вдруг решить меня прирезать - хотя в чем можно быть до конца уверенным, когда дело касается злобной демонической штуковины? Прямо как с самим Босхом. Что в сумме дает ещё одну причину не доверять этому серокожему ублюдку кроме "Он - безумный идиот". Волшебно. Балдазар смотрел в спину удаляющемуся демону совершенно непроницаемым взглядом. Что ж, по крайней мере он не поубивал всех окружающих сразу же после того как их встретил и даже любезно взял на себя роль нашего авангарда... Одним телом больше между мной, и всем тем, что хочет меня убить или сожрать. Назовем  это удачным исходом.
- Что ж, мы и правда задержались здесь дольше чем нужно. - резкий знак оруженосцу начать сборы, короткий кивок докторше и кнехту, быстрый взгляд в сторону оборотня и грифона - Мудрое решение, миледи. Тогда всем не желающим оставаться посреди пепелища предлагаю выдвигаться. Путь не самый близки и уж точно не самый лёгкий. Зера - не отставай.
Не глядя более на Босха, Балд подошел к оберегаемому морским змеем багажу, быстро закинул свою (наиболее ценную) часть на плечи, после некоторых раздумий сунул в руки Зеры копье, оставив себе только мечи и щит, и широкими шагами направился следом за контрактником по пыльной ленте тракта.
Услышав разговор между Стиг, Лестером и Зерой, дракон замедлил шаг и приостановился, ожидая пока арьергард его нагонит, после чего  пошел так, чтобы быть в паре шагов перед ними. Молча, но внимательно проследив как флакон с неизвестной жидкостью переходит с рук на руки, а затем недолго понаблюдав за оруженосцем, выпившим мягко светящуюся жидкость, и видимо не заметив каких-нибудь разительных изменений в подопечном, Балдазар неопределенно хмыкнул и мрачно прокомментировал
- По крайней мере им было бы вдвое легче. Полагаю, мертвому тебя от этого было бы жутко обидно. Иголка и нитки, кстати, в одном из тех мешков, что на тебе, но с открытием портной лавки тебе придется подождать до города. - рыцарь по-доброму улыбнулся - Если только ты не хочешь остаться где-нибудь здесь и попробовать завести новых друзей, сшив что-нибудь и местным упырям.
Дракон перевел взгляд на доктора и слегка наклонил городу в том, что можно было с некоторой натяжкой считать одобрительным кивком.
- Благодарю вас, миледи, за такую трогательную заботу о моем подопечном - у нас сегодня был...насыщенные день. - Балд фыркнул - Достаточно сказать, что в начале дня мы ещё были конными. Интересный, кстати, у вас отвар, я таких раньше не видел. Сами делаете?
Тем временем, дорога всё вилась и вилась, с каждым шагом всё приближая путников к кромке леса. Ещё совсем недавно бывший сплошной рекой грязи, за день тракт одновременно подсох и подмерз, превратившись в нечто, почему можно было более-менее сносно двигаться. В обе стороны от него, как видел дракон, тянулись возделанные крестьянские поля, которые отныне некому было обрабатывать, тёмные и угрюмые, по котором то тут, то там порхали похожие на стаи светлячков странные, разноцветные огни (в своем истинном обличье, как показывало волшебство дракона, выглядевшие куда как менее безобидно и куда менее красочно). Хотя из-за затянутого низкими ни то облаками, ни то тучами неба кругом было темнее чем обычно бывает по ночам, с каждым шагом приближающим группу к лесу тьма будто бы становилась всё гуще - даже несколько более острое, по сравнению с человеческим, зрение Балда с трудом справлялось с этой теменью и он начинал уже всерьёз жалеть, что не прихватил из канувших в лету Пашен пару-тройку горящих головень. Когда же он из-за плохой видимости чуть было не наступил ногой на какой-то невероятно подозрительный отросток, успев остановить занесенную для шага ногу в воздухе, умудряющейся отчетливо чернеть даже в ночной темноте, так и вовсе задумался о том что бы наплевать на сокрытие собственных способностей и вернуть себе в этой форме настоящие, драконьи глаза. Впрочем, как следует обдумать эту мысль Балд не успел, потому как просто лежать злобному щупальцу явно надоело и оно весьма шустро попыталось схватить дракона за занесенную над собой конечность - за что тут же получило два быстрых удара мечом, после чего так же быстро втянулось куда-то во тьму, брызжа из обрубка светящейся, злобно шипящей от соприкосновения с землей и металлическими щитками сапога жёлтой жижей, от потока которой Балд с проклятиями едва успел отдернуть ногу, походя стряхивая уцепившийся за сапог остаток чёрного жгута. Приятно запахло лимоном.
Громко предупредив всех, что бы смотрели под ноги и не наступали на тянущиеся откуда-то из придорожных зарослей отростки, Балд слегка замедлил, ступая более осторожно, и смотря не только по сторонам, но и под ноги. Так, собственно, он и обнаружил начисто обглоданные кости менее удачливых путешественников - недалеко от обломков разбитого и разоренного обоза. Оглянувшись по сторонам и более-менее убедившись, что ничего не собирается выпрыгнуть на него из зарослей по обе стороны лесной опушки, а спереди и сзади его надежно прикрывают демон и вся остальная группа соответственно, Балдазар склонился над местом побоища, пытаясь одновременно что-то рассмотреть. В этой темноте зрение, пусть и несколько более острое, не слишком помогало - особенно под мрачной тенью лесного полога, как и магическое, показывавшее лишь обрывки аур и ярких эмоций, какие обычно бывают на месте, где не так давно кто-то насильно расстался с жизнью, обоняние - по крайней мере в текущем его виде - не было достаточно острым, что бы подсказать Балду что-то кроме того, что здесь пахло кровью и чем-то, похожим на псину.
Впрочем и на эту проблему нашлось решение, когда Балд заприметил раскиданный по все дороге груз, раньше видимо находившийся в телегах. Порывшись среди разбросанного скарба, Балдазар достаточно быстро отыскал несколько жердин и расколоты досок подходящего размера, а так же куски ткани, которые с равным успехом могли быть перевозимым на продажу полотном, кусками покрывавших телеги навесов или пропитанными кровью обрывками чьей-то одежды. Поискав ещё немного и даже забравшись в обломки одной из телег, которые выглядели наиболее целыми, насколько вообще могут выглядеть обломки (разумеется предварительно как следует поворошив их мечом, сюрпризов на сегодня уже было достаточно ) дракон был вознагражден несколькими изрядно побитыми горшками, в которых всё ещё булькало масло. Быстро разорвав ткань на более подходящие по размеру куски, рыцарь споро намотал их на палки, присовокупив сверху несколько обрезков пеньковой веревки, найденных там же где и масло, после чего поочередно опустил в горшки и дал ткани и пеньке как следует пропитаться. В итоге у него вышел десяток неплохих самодельных факелов, один из которых дракон, не думая кого-то удивить таким фокусом, зажег щелчком пальцев (и кроооохотной искоркой магической энергии, конечно) и помахал рукой замыкающим, заодно подзывая к себе Зеру и протягивая ему один из щё не зажженных факелов.
По-первости слегка щурясь на свет, Балд вновь осмотрел место неравной схватки, увы не найдя ничего особо нового, кроме того, что не смотря на большое количество впитавшейся в землю крови, на неё нельзя было обнаружить никаких останков или следов, кроме тут и там попадающихся обрывков одежды, да уже ранее виденной тройки неудачников у обочины и валяющийся немного дальше человеческой кисти с с зажатым  ладони металлическим крестиком. Если конечно не считать полузатоптанных (в том числе видимо и его стараниями) отпечатков здоровенных, похожих на волчьи, лап, природу которых чуть раньше выдало густое животное амбре. Находке вторил вдруг раздавшийся из леса громкий злобный вой, издаваемый чем-то непонятным, но явно большим и голодным.
- Как мило, нас встречают с музыкой. Сейчас небось ещё вышлют и почетный караул с герольдом во главе. - мрачно прокомментировал какофонию Балдазар. 
Быстро повернув голову в сторону вдруг мелькнувшей в воздухе тени, рыцарь встретился взглядом с весьма необычным и неприятным обитателем местного леса - невероятно уродливой, многоглазой сове, с огромным для такого тела, расплывшимся в лягушачьей улыбке "ртом", полным игольчатых клыков и, для особой пикантности, вываливающимися из тушки внутренностями. Поиграв пару секунд с тварью в гляделки, Балд громко хмыкнул и сказал, обращаясь словно бы одновременно и ни к кому, и ко всему отряду разом.
- Помяни чёрта - он и явиться! Я же говорил что за нами пришлют. Эй, Босх, нам тут прислали что-то, с чем ты должен легко найти общий язык. Не возьмешь бремя переговоров на себя? Нет? Ну как хочешь, тогда я сам. - дракон, не сводя взгляда с "совы" и держа в одной руке факел, у другую тверда держа на рукояти меча, шутовски расшаркался перед сидящим на ветке существом, и продолжил преувеличено серьёзным тоном с толикой пафоса - Горячо приветствую вас, о сэр Уродская Сова. Мы, благородные господа - и дама! - путешествуем через эти земли мирно и чинно, не думая доставлять неудобств местному сюзерену. Не могли бы ваша Многоглазая Отвратительность известить его Лесную Дремучесть о нашем прибытии по всем полагающимся правилам и выделить нам подобающий эскорт до границ сего прекрасного медвежьего угла? Поспешите же - и не зацепитесь по дороге кишками за ветку! В этом лесу определенно много опасных пней, об которые можно больно ушибиться в падении.
Существо будто бы поняв что ему говорят, внимательно осмотрело всех присутствующих, склонив набок уродливую башку, после чего очень по-совиному ухнув, так же по-совиному мягко слетела с ветки и подхватив с земли ту самую кисть, бесшумно растаяло в темноте. С этого момента вдруг стало очень отчетливо слышно, насколько тихо стало в лесу - стих непрестанный вой, стихли наполнявшие лес жутки ночные звуки, даже листьях на деревьях словно застыли. Лишь будто-бы злораднее стали перемигиваться ночные огоньки среди деревьев, да и так стойкий запах псины вдруг стал настолько плотным и удушливым, что ещё чуть-чуть - и его можно будет ножом резать.
Довыпендривался...
- Ну, дамы и господа, я обо всем договорился - преувеличенно бодро произнес Балдазар вытягивая из ножен полуторник - Сейчас нас проводят.

0

58

Идущий впереди Босхет на удивление молчал. Могло показаться что он о чём-то сосредоточенно думает, однако на самом деле в мыслях была абсолютная пустота, даже никаких воспоминаний о запекание фигурок из зефира на костре не проскакивало. Отсутствие конкретной цели или хоть какой-то направляющей опять дали эффект на демона, хорошо что он хотя бы придерживался дороги, а не пошёл напролом через чащу. Только переступив границу леса, контрактник замер. Он оглядел отнюдь не весёлый пейзаж, провёл ногой линию прямо перед собой и перепрыгнул черёз неё. Тут же на лице демона появилась улыбка, Босхет перехватил селенника будто тот был сумкой и продолжил свой путь куда более пружинистой походкой размахивая руками и бедным парнишей. В какой-то момент контрактник вроде даже пытался промычать себе под нос какую-нибудь мелодию. При этом он вообще не обращал внимания на спутников. Демон даже слишком оторвался от группы, когда Балд решил заняться общественно полезным мародёрством. Наконец-то обратив внимание на этот факт, Босхет даже направился в сторону пункта раздачи факелов, но был отвлечён одним из валяющихся на земле растительных жгутов. Контратник бросил селенника не землю и уставился на непонятное растение с искренним удивлением и интересом. Демон нагнулся и протянул руку к жгуту, щупальце решило ответить взаимностью и обвилось вокруг конечности демона пытаясь то ли поломать её, то ли утянуть Босхета. "Дружелюбная штука. Ну а что ещё могло обитаться здесь" Демон полностью пропустил мимо ушей все слова Балдазара и рассматривал обвитую руку будто это самое лучшее что он видел в своей жизни. Растение попыталось ещё раз дёрнуться, Босх решил, что нужно тоже не хамить и поступить так же. От сильного рывка растительное щупальце порвалось обрызгав жёлтой кислотой неприкрытые бронёй руки, лицо и торс демона, сразу же появились серьёзные ожоги, но они едва ли смогли продержаться и пару секунд. "Ха, восемь цветов? Да эта штука ещё круче чем я думал!" Демон залил немного кислота себе в рот, прополоскал ею рот и всё же проглотил. На лице Босха проступило искреннее удивление, трудно сказать были ли причиной повреждения пищевода или несовподение вкуса с ожидаемым. "Какой идиот буде добавлять чеснок в восьмицветную штуковину?! Или же ТОЛЬКО чеснок, цветов-то восемь. Но лимон был неплох, возможно с сахаром было бы лучше. Хотя всё ещё дрянь, обидно, от единственного у чего здесь есть какой-то цвет кроме чёрного и белого." Огорчённый контрактник отшвырнул обрывок жгута, сплюнул порядочную порцию собственной крови и, подхватив селенника за ногу, направился к Балду завершившему свою беседу с совой. Правда из всего происходящего демона интересовала только рука держащая факел.
- Вот у тебя сейчас нет пальцев, но ты держишь факел. И даже берёшь меч? Странно это всё, ведь твои руки сейчас это сплошные чёрные линии. Хотя и точки вместо глаз тебе не идут. Как и белый цвет. Но вот это держание вещений этими, хм, палками вместо рук меня всегда удивляет. Причём у меня ведь никогда такая ерунда не приключается, у меня просто всё кроме ладоней пропадает. - Босхет несколько раз довольно громко втянул воздух через нос и начал приглядываться к лесу вокруг - Вы позвали пёсиков? Зря, без цвета пёсики буду скучнее. А если это песиголовцы то они всегда скучные, только и могут что пить всякую дрянь да по подворотням кошельки отжимать. Или я их с кем-то путаю? Ладно, раз уж позвали то надо встречать, а мелочи вроде бесцветности не нам критиковать. Те кто не любят собачек или не достаточно настроены дружить... даже не знаю, здесь такое место, что от дружбы не увильнуть, просто можно подходить сюда. - демон перехватил ногу селенника поудобнее - Ты ведь тоже готов к играм с щенятками. И это не вопрос.

0

59

Впрочем, видимо, остальная часть компании (а именно, практически все) почему-то не желала оставлять оборотня в тылу. Ну не судьба, значит. Замедляться или останавливаться совсем Элан не хотел. Краем глаза глянув в сторону позади идущих, Эланнерр осмотрелся.
На небе - то ли облака-тучи, то ли что-то более... тёмное, что закрывало всё небо не пропуская и лучика луны и звёзд. И единственным освещением здесь были лишь блуждающие огоньки. Но этот свет был очень скудным, чтобы осветить хотя бы немного окрестности. Впрочем, их свет, горящий пятнами где-то сбоку и немного раздражающий, хоть немного, но позволял видеть дорогу и находящиеся на ней жгуты. Которые Элан предусмотрительно обходил. Просто так гигантские жгуты явно растительного происхождения на дороге не валяются. Особенно если эта дорога идёт по лесу, полному нежити, в мире, укрытом Тьмой. Кстати, последняя так и давила, окутывала, обвивая какой-то прохладой и заставляя мурашки бегать по телу. Неприятное ощущение.
Чем дальше в лес, тем больше жгутов. Чем больше жгутов, тем больше внимания оборотень обращал под ноги, конечно, не переставая вслушиваться и внюхиваться в окружающий мир. Не только ведь здесь опасны крайне подозрительные растения. И звуки, периодически доносившиеся откуда-то из леса, это только подтверждали. Кстати, вой, который явно принадлежал кому-то из бывших псовых, явно говорил о сильном голоде обладателей, хоть и был слегка искажён. Между тем, один из спутников, а точнее Балдазар, попал в "лапы" жгута, который, впрочем, иногда-дракон перерубил без особых для себя повреждений. Оборотень проследил, как растение скрылось где-то в зарослях,  оставляя за собой дорожку из жёлтого шипящего сока, резко пахнущего лимоном. Не зря всё-таки оборотень осторожничал - сок явно был кислотой. Конечно, отскочить и не получить никаких ожогов он мог легко, но лучше уж не рисковать, чем получить ожог неизвестной степени.
В общем, долго ли, коротко ли, а добралась компания к какому-то обозу. Первое, что бросилось в глаза Эланнерру, были три скелета, слабо белеющих костями в темноте. То ли бедняги были съедены растениями, то ли теми, кто оставил здесь сильный запах псины. Осмотрев место конечной теперь остановки обоза, Элан различил лишь силуэты бывших повозок и товара. Переведя взгляд на Балда, который что-то искал и, похоже, нашёл, оборотень понял, что тот занимается ничем иным, как созданием факелов. Это хорошо. Свет не помешает, огонь - тем более, приучитывая, чем наполнен этот лес (да и не только этот, да и не только лес). Вспыхнув от щелчка рыцаря, один из факелов осветил окрестности, позволив осмотреть оные по-лучше. Поморгав пару раз, привыкая к свету, оборотень вновь осмотрелся. От его внимания не ускользнула рука, сжимающая крестик. Если крест - это местный символ веры, то как защита он действует. Правда, не слишком обширно, вот, к примеру, в данном случае, только на руку своего владельца. Не ускользнули от него и гиганские следы волка (волка ли?).
Вдали раздался вой, на ветку села сова. Лес как лес, если не учитывать, что вой явно не волчий (возможно, владелец столь "прекрасного" голоса тут недавно наследил), а сова - мерзкого вида нежить, с "широко улыбающимся" ртом, полным острых зубов-игл, множеством глаз, когтями на крыльях и дополнением в виде внутренностей, свисающих из живота. И тут иногда-дракон решил с этой "птичкой" пообщаться. Выслушав сначала его монолог (после которого, кстати, птица улетела, прихватив с собой руку), а потом ещё и демона, Элан вздохнул и попытался понять всю эту чушь, что была тут сказана. Видимо, имелось тут существо - "Лесная Дремучесть" - с которым был знаком Балдазар и, похоже, Босхет. Причём, кажется, друзьями они явно не были, особенно учитывая резко изменившуюся обстановку вокруг после слов Балда. Запах псины усилился. Кажется, "эскорт" явился. Бросив мимолётный взгляд в сторону Балда, Элан достал меч, Сола тоже приготовилась к бою.

0

60

«В этом совершенно нет необходимости, дорогуша...»
  С добродушным прищуром сытого кота Стиг наблюдала как флакон, после недолгого сомнения, переходит из рук в руки, а его содержимое исчезает в пищеварительных путях. Не без наблюдения и комментариев со стороны. Под немного потеплевшим взглядом морского дракона, доктор кивнула, водрузив пустой флакон на место, начисто при этом игнорируя внимание наблюдателя впереди. Впрочем, нечего так смотреть - с такой серьезной подозрительностью, замаскированной под обычным интересом... Стиг хороший доктор, и зелье тоже хорошее, даже без самой маленькой диареи и метеоризма.
Приходится, – сдержанно отозвалась она, начисто избегая всяческого хвастовства. – Знание алхимии и азов трансфигурации материи входит в список умений полевого апотекария, – Что еще за умения входили в этот список Стиг не уточнять не стала, однако, было вполне понятно, что навыки эти избавили ее от обязательной необходимости валяться в расчлененном состоянии или же быть мясной деталью, двигающей сросшееся содружество к счастливому, сытому будущему и доминированию на политической карте.
Иголка и нитки... Зачем они, когда можно использовать нечто более эффективное? – вопросила доктор, подняв кинжал и рассматривая змеиные изгибы лезвия. – Этот ритуал вдевания нити в крошечное отверстие... Какая глупая трата времени. Примитивизм, набивший оскомину своей банальностью. К тому же временами крайне раздражающий - особенно при проблемах с координацией, затяжном пьянстве и неврозах, вызванных переизбытком стресса... – Стиг взглянула в строну дебрей, где так славно и игриво мерцали трогательно знакомые огоньки-обманки, продолжив обсуждать штаны уже с некоторой задумчивостью:
Это маленькое недоразумение вызывает во мне ностальгию по временам службы в военном флоте... Рваных парусах оборванных книппелями, матерных криках боцмана, гари и порохе, бегающих туда-сюда моряках, пытающихся не попасть под ядра и одновременно с этим вспороть животы рвущимся навстречу корсарам, подгоревших ошметках тел, разбросанных по палубам, подрагивающих на снастях руках... Меньше пяти минут. Если они, конечно, будут нам предоставлены этой гостеприимной землей, – обыденно закончила Стиг.
В вашем морском крае наверняка есть подобные развлечения, основанные на грабеже и истеричной попытке его избежать. Правда без пиротехники все как-то слишком блекло, но это вкусовщина. Выпивка-то у вас я надеюсь есть? Или хотя бы что-то галлюциногенное?.. Если нет, то это очень грустные и очень правильные моря и я не завидую тому кто попал сюда оттуда, – кнехт достал из-за пояса флягу, щедро отхлебнув какого-то пойла. Могло показаться что жидкость светится ярко-оранжевым, или это просто привиделось? И еще почему-то на секунду запахло горелой плотью.
  Поглядев на оруженосца и оставив ему возможность выбора, Стиг отвернулась, погрузившись в самозабвенное разглядывание мотыльков и прочей замечательной чепухи, на которую совершенно не обращали внимания остальные.
  На остальных Стиг, честно говоря, было совершенно плевать - даже проблематика загадочной дырки была забыта ею спустя какие-то полминуты путешествия сквозь загустевший черный сбитень медовой бодрости. Голову ее почти целиком занимал темный лес, по которому болотная шествовала с видом зеваки-натуралиста, жадно рассматривающего каждый куст и примечая скрытые в неестественной мгле детали.
  Кто может знать как именно обернется проклятие и какие прекрасные формы породит? Сможет ли муха сыграть ноктюрн на флейте водосточных труб и собрать толпу поклонников или же отрастит жало, став социопатом-мизантропом, откладывающим яйца прямо в скривленные рты невежественных обывателей? Как именно олени будут мстить за тысячелетия угнетения - смогут ли они стрелять из захваченных арбалетов и мушкетов, поднявшись к высотам бипедального доминирования, или же предпочтут огнестрелу старый-добрый мясницкий топор, роспись тел кровью и поджоги под хрип горлового пения? Отрастят ли коты крылья, воплотив свою давнюю романтическую мечту о бойне в небе и мести всем, кто привязывает шумящие вещи к хвосту?..
  Лес выглядел почти таким же как и должен выглядеть, но только для невнимательного зрителя. Вот почти рядом с ними - метрах в тридцати, не более, бесшумно пролетела отвратительного вида вспухшая белесая комариха: с прозрачным брюхом, раздутым до размеров человеческой головы — славно отобедала не далее как несколько часов назад, кровь еще теплая, так говорит термозрение... Вот яблоня-дичка, ощерившаяся острыми шипами. С ее ветвей вопросительно свисает забавное змееподобное существо с мягкой слизистой вереницей салатовых лапок, толстым чешуйчатым хвостом змеи, глазами на рожках и красной дугой улыбки на морде — скорее всего змея пыталась отобедать слизнем... Вот длинный черный отросток-корень делает короткий стремительный выпад, увлекая под землю жалобно пищащую голую крысу. Или это выхухоль? Не разобрать, а жаль... Очень жаль, теперь этого не узнать, и никогда, никогда Стиг не узнает — она рассеянно кивнула, расслышав предупреждение о корнях, раздавшееся спустя пару минут.
Мгммх, – прокомментировала доктор парой секунд позже, ловя редкие цитрусовые брызги долетевшие спереди — капли кислоты мигом проели рукав, но стекли о жгуты брони-микоризы, что только задрожала, выражая тем самым полнейшее презрение к царству растений, даже таких продвинутых. Наемник просто отпрянул в сторону, не снимая с плеча полуторника.
  «Ну что за невнимательность... Неужели тот кому это нужно не может сочинить себе свет?»
  Стиг проводила взглядом скрывающийся в зарослях жгут, досадуя что садовые работы не входят в список поведенческих установок. Окажись они тут одни, Стиг обязательно заставила бы Лестера достать центральный отросток и того змееслизня на память.
  Впереди показались перемолотые остовы телег, затем - белесые кости. Пахло запекшейся кровью, в нос ударил запах боли - краткой, но жестокой агонии. Все почти свежее, не далее как день назад. Всего трупов видно было трое, кости разбросаны, из мяса только одна рука сжимающая мерзкого вида крест.
  Последовав примеру рыцаря-дракона, ландскнехт почти сразу занялся мародерством, с деловитостью падальщика переворачивая остатки обоза и бормоча что-то неразборчивое о «грязных псах» и некоем «возмездии». Скорее для порядка, нежели из необходимости подсвечивая пространство неожиданно вспыхнувшей огнем правой рукой, на которую кнехт даже не посмотрел, продолжая равнодушно рыться в обломках. Горящая латная перчатка рассеивала тьму не хуже факела, а рукояти меча, похоже, было плевать на огонь. Все увиденное представлявшее собой не особо богатый товар, в основном продукты и бытовые вещи, но даже горсть медяков и сребреников, торчавшая из драного кошеля как ни странно не заинтересовала кнехта. Все кроме одной-единственной бутыли бурбона, что была тут же выужена из грязи канавы и бережно, словно младенец, прижата к груди.
  Стиг же прошла следом, но мазнув взглядом по мокнущим в масле факелам, встала рядом с драконом, остановив свое внимание на трупах и одинокой руке, и начисто при этом игнорируя содержимое обоза. Слушая диалог демона с драконом, доктор опустилась к земле, мягко проведя по едва различимому следу рукой и сипло втягивая воздух сквозь прорези маски. Волк, деревенская собака или иное псовое в прошлом, теперь же - чудовище. Что также интересно - кости были слишком белые, а мертвые волки, гуманоидные или нет, тем более такие большие, разгрызут их без труда, не станут брезговать, особенно в такое время. Значит скелеты очистило нечто другое... Растение? Басовитый вой вызвал волну мурашек по коже. Совсем не обязательно что на них набросится эта стая, быть может и другой зверь, но голод, он творит чудеса, заставляя идти на смерть.
Пёсики, Лестер, – многозначительно изрекла Стиг, поднявшись и ткнув пальцем в панцирь стоящего рядом кнехта. – Видишь что тебе сказали. Может у тебя с собачками не сложилось, но возможно тебя реабилитируют и дадут шанс на свидания наряду с ос-сталь... О, бурбон, – резко прервалась Стиг, с интересом взирая на этикетку протянутой бутыли и пряча ее в сумке.
Им же хуже от этого шанса. Ничего у нас не выйдет, они навсегда дискредитированы без права на индульгенцию с моей стороны... Береги бурбон, пожалуйста - его потеря опустошит меня, я не смогу ничего делать без слез и перестану попадать по противникам, – презрительность в голосе оказалась неожиданно бурной, будто слова серьезно задели за живое... Если оно в нем, конечно, было.
  Как бы то ни было, диалог прервала птица, заставив обеих синхронно уставится на полную зубов пасть. Тут раубриттер приятно удивил Стиг, отойдя от скучной серьезности — заслышав обращение к себе, доктор, поддерживая игру, слегка поклонилась многоглазой сове, от которой так дивно пахло падалью.
А вот птица мне нравится больше, но я предпочитаю все же ворон, а не сов, тем более в таком плачевном состоянии. Что если эти кишки намотаются о ветки? Или бельевые веревки?
  Стиг мысленно согласилась с мертвецом, качнув клювом - всю картину увы, полностью, портят следы разложения. Очень непрактично.
  Плохая сова. Поделка. Не то что ворон.
  По крайней мере, похоже, рыцарь добился своего — мертвая птица взлетела, не забыв при этом забрать конечность. Раздражающий взгляд крест обратился в куда более приятно выглядящего паука, стало как-то тише и темнее, густо запахло псиной. Они приближались. Вряд ли в этом был повинен дракон - голодный лес рано или поздно сорвался бы. Вопрос был в том будут ли это только "волки" или же это будет совместное нападение всех жителей леса.
  Стиг медленно подняла крис, оглядывая заросли цепким взглядом. Наемник отхлебнул из фляги и опустил забрало шлема-салада, обеими руками перехватывая замерцавший янтарем фламберг, глухо прорычав во темное безмолвие леса:
Ну, иди сюда, дерьмо собачье.

Отредактировано Стиг (18.05.16 11:48:18)

0


Вы здесь » Сказки о Драконах » Рандомная игра » Всё здесь черно.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC